Его Высокопреосвященство

Коротенькое птичье, чтобы совсем не выпасть из блога. Во дворе, сегодняшнее. Еще один птах, которого я вижу часто, а снять не могу – ну не хочет, и всё. На месте не сидит, в листве прячется, близко не подпускает.

Этот, возможно, тоже не хотел. Но ему было не до меня. Он, бедолага, явно замёрз – весна сегодня решила временно дать задний ход.

+4

Про старую больницу, наскальную живопись и пещеру Алладина

специально для
OdnovrЕmennO

Отовсюду понемногу, прогулка в трех частях.

Часть 1. Медицинский центр Святого Иосифа.

Сюда я отправилась с четкой целью, к счастью, далекой от медицины – искала одну отдельно взятую городскую скульптуру. А заодно прошлась вокруг старых корпусов больницы. Там таки есть на что посмотреть.

Всякое-разное

Городское. Про хмурый день и цветные мелочи

Тут, знаете, опять мне прилетело. Всё время что-нибудь прилетает, ничего интересного. Поэтому, чтобы вообще не выпасть из ЖЖ и слегка отвлечься, повторяю для себя прогулку с проходимцами с парой дополнительных картинок и традиционным дополнительным трёпом.

Тема была про цветовые акценты. Я на прошлой неделе, до того, как мне прилетело, неплохо погуляла. Но тот день, когда я (а) не забыла камеру и (б) не забыла в суматохе про тему для проходимцев, на мой взгляд, не удался и с точки зрения погоды, и с точки зрения маршрута. Так что, как говорится, чем богаты.

Для затравки:

Серый город

Город на бегу-2019. Зимние фотоосколки

До начала настоящей весны еще дня три, самое время разгрести фотоосколки. “Город на бегу” – это обычно телефонное, набежало за пару месяцев.

Начну, правда, не с телефонного, а с балконного. До дружеского балкона добралась наконец с камерой.

Дальше?

Про городскую геометрию, ненастоящих птиц и зимние сакуры

Окончание прогулки из предыдущей записи. Повторная птичья фотоохота на набережной не слишком удалась, если не считать красавца-гракла. Но для прогулки проходимцами совсем не обязательно были нужны настоящие птицы, и я отправилась на поиски птиц ненастоящих. Собственно, даже не вполне на поиски, а по очень даже знакомым местам.

До башни все-таки доехала на трамвае и не удержалась. Не опять, а снова. Городская геометрия.

Урбанистическое и не очень

Про птичий базар и голубую лагуну

Опять по следам последней прогулки с проходимцами. Тема была про птиц, необязательно настоящих. Но я топнула ножкой и решила, что хочу и настоящих тоже. Несколько по принципу “в гамаке и стоя”. Птицы. Настоящие. Зимой.

И для начала отправилась на набережную озера Онтарио. Каждый раз повторяю скороговоркой: на горизонте – не другой берег, а острова. Правда, определение “острова” – больше традиция, там все части суши соединены между собой, то бишь, строго говоря, это один остров. Просто длинный. Нам нем находятся очень душевный жилой поселок, большой городской парк и маленький, но гордый международный аэропорт. Вот недалеко от аэропорта я на набережную и вышла.

Птицы и не только

Вниз по Спадайне, окончание

Продолжаю свою неторопливое путешествие по улице Спадайна с севера на юг. Начало здесь. И заодно вспоминаю старые прогулки по этим местам.

Итак, я добралась до перекрестка College / Spadina и обещала вам давеча совершенно другую улицу. Вот, пожалуйста, визитная карточка – легендарная неоновая вывеска не менее легендарной музыкальной таверны Эль Мокамбо. Кто там только не выступал – Роллинги, например. Но наступили сложные времена, в 2014 году таверна было закрылась. На лакомый кусочек недвижимости уже точили зубы шустрые застройщики, и тут в дело вмешался очередной эксцентричный миллионер (а может, и миллиардер). Выкупил таверну, обещает восстановить былое величие, а для начала вернул на место знаменирую неоновую вывеску. Это, правда, не оригинал, а точная копия – точно так же, как в истории с восстановлением вывески закрывшегося музыкального магазина Sam the Record Man. И точно так же, как в истории с Сэмом, открывали ее заново совсем недавно с фанфарами, барабанами, фейерверками и в присутствии мэра города.

Очень длинно

Вниз по Спадайне, начало

Очень сильно расширенный вариант прогулки недельной давности с проходимцами. Настолько сильно, что придется разбить на две записи.

Тема была – прогуляться по одной улице. Я пораскинула мозгами и выбрала Спадайну – одну из магистральных улиц, идуших по городу с севера на юг. Улица длинная и очень разная и, конечно, кусочками я ее уже показывала, так что заодно вспомню некоторые старые прогулки.

Ориентируемся. Самая старая часть улицы севернее улицы Bloor называется Spadina Road. Там изначально был, а частично и до сих пор есть весьма зажиточный район. Южнее Bloor наша улица называется уже Spadina Avenue. Там селился в основном рабочий класс и иммигранский народ. Название улицы происходит от слова из одного из языков коренных народов Канады, которое обозначает “возвышенность”, “хребет” или “перепад высоты”. Насчет хребта не знаю, а вот насчет возвышенности… Я, знаете ли, не случайно выбрала маршрут с севера на юг.

Вот с этого жилого дома на перекрестке Spаdina Road / St. Clair Avenue West и начнем.

Погуляем?

Про Генри Мура, Андрея Вознесенского и ложную память

специально для
OdnovrЕmennO

Это будет очень странная прогулка, вокруг и внутри (да-да внутри) одной-единственной совершенно абстрактной скульптуры.

Что это и где это. Генри Мур, две большие формы (Large Two Forms), 1969. Много лет стояла на улице возле Картинной галереи провинции Онтарио, в 2017 году ее перенесли в обновленный Grange Park позади галереи.

Давным-давно собиралась это сделать, а добралась вот только сейчас. В качестве волшебного пенделя сработал скульптурный сад в Новом Орлеане, моментально узнанная без таблички тамошняя скульптура Генри Мура и моя странная память, выдавшая на гора историю о мамином ящике с поэтическими книжками, которому я, как мне помнилась, была обязана заочным знакомством с Муром благодаря Андрею Вознесенскому.

Дальше?

Блиц-прогулка. Вхожу в метро, никого не трогаю

специально для
OdnovrЕmennO

Совершенно незапланированное.

Расставим декорации. Собственно, я, как хорошая, вооружилась камерой и отправилась в город. Дорога обычная, я так двадцать с лишним лет передвигаюсь: автобус, наша станция метро Runnymede. Сейчас опять заведу свою шарманку: метро у нас… В общем, спасибо, что вообще имеется, об остальном помолчу. Данная конкретная станция построена в 1968 году по тогдашнему типовому проекту, скучному донельзя. У нас таких станций много, отличаются они друг от друга исключительно цветом кафельной плитки на стенах, и каждая (тут я опять повторяюсь) неизбывно напоминает общественную душевую в пионерлагере времен моего детства. На нашей к тому же сейчас разгром: в старые станции медленно и последовательно встраивают лифты, попутно делают ремонт. Вот и до нашей очередь дошла. Фанерные загородки, снятые подвесные потолки, грязь снаружи на тротуарах и прочие сомнительные радости. Обычно это бодяга минимум на пару лет, у нас в метро быстро ничего не делается.

Понятное дело, что передвигаюсь я по станции строго на автопилоте, занятая своими мыслями. Вход в один из двух наземных вестибюлей, спуск в нижний вестибюль к турникетам, оттуда – спуск на платформу. Пожалуй, и с закрытыми глазами смогла бы, если бы не риск врезаться в собрата-пассажира. Ну и возле турникетов глаза все-таки приходится поднять, вслепую карточку прикладывать – это высший пилотаж, это я не умею.

Ой, что это?

Тээээк… Разворачиваюсь назад, оттуда я только что пришла. О-пань-ки, слона-то я и не приметила со своим автопилотом.

Anonymous Somebody