Про навигатора

В прошлой записи про Лондон я весьма опрометчиво пообещала рассказать историю, и даже не одну. Скажем так, я преувеличила – это не истории, это такой неконтролируемый выброс, выданный моей странной памятью с запозданием на шестнадцать-семнадцать лет. Дыбр, в общем. Очень давний. Пожалуй, я его разобью на несколько частей, слишком длинно получается. Дыбр с картинками, которые в данном случае никакой художественной ценности не представляют – просто мне на память.

Про навигатора

Именно «про навигатора», а не «про навигатор». Помню, однажды назвала я какую-то из своих баек «Негатив», и получила в ответ – мол, сразу и не понять, что речь идет о фотоплёнке. Так что сразу предупреждаю – GPS в данном случае абсолютно ни при чем.

Навигатор – это, собственно, я, приятно познакомиться.  Давным-давно, в неприлично стародавние времена, в тринадцать-четырнадцать лет, у меня появилось любимое занятие – ходить по городу с картой. Или, того лучше, водить друзей по городу с картой. Составлять головоломный маршрут и радоваться, когда в конце концов вся эта сложная конструкция из улиц, улочек, переулков и дворов складывается в прогулку. В приключение.  Еще одна особенность, обнаруженная случайно чуть позже, лет в пятнадцать – способность запоминать такие маршруты с одного раза. Мне пришлось пройтись по одному из прежних маршрутов, я была уверена, что всё забыла, но на втором повороте вдруг обнаружила, что мне больше не нужна карта. И еще была история, попозже, когда меня забросило в совершенно незнакомый московский район, и вдруг уже в автобусе я поняла, что вот сейчас на этой улице будет красный дом (а в нем – книжный магазин), а за поворотом – вход на территорию больницы… Если бы я вышла на той остановке, то, наверное, добралась бы вот так, по памяти, до того больничного корпуса и до той палаты, в которой я была пару раз в нежном возрасте девяти лет. В последней маминой больнице.  В скобках замечу – эта способность легко ориентироваться в городе совершенно не распространялась на лес. В лесу я могла – и могу – заблудиться ровно за десять минут. Я легко запоминаю ориентиры и абсолютно не чувствую направления. Вот эта моя особенность чрезвычайно развлекала мужа, человека дачного и лесного.

Ну да ладно, это мы отвлеклись. Москва в старой ее части к моим упражнениям с картой и без карты весьма располагала. А потом мы уехали, и лет на пять я про всё это прочно забыла.

…Лондон меня в 1995-м, надо сказать, ошеломил. Ко всему прочему еще выяснилось, что мой весьма примитивный английский за пять лет в Израиле ушел не просто в пассив, а просто-таки в глубокое подполье. И там затаился и окопался. Проще говоря, я не только слова вымолвить не могла, я еще и ничего не понимала. Поэтому право намечать маршруты было предоставлено мужу. А я что? Я глазела по сторонам, развлекала девицу, и было нам всем хорошо.  Вот так в первый день мы нарезали круги по центру, и вдруг вышли к небольшому памятнику.
– Оооо! – сказала я.  – Чарли… – и полезла за камерой.

Но увы, солнце светило Чарли точно в спину. Так мы и ушли. Без картинки.

А ближе к вечеру выяснилось, что  у нас остается свободное время. Мы потихоньку двигались к гостинице, и тут я вспомнила про Чарли.
– Извини, – сказал муж, – но я забыл посмотреть название улицы, где он стоит.
– И?
– Ну а как мы его найдем?
– Только не говори под руку…

Нет, я не была уверена, что у меня получится. Точнее, была уверена, что не получится, потому что мы гуляли часа четыре по незнакомому городу, и я совершенно не представляла, где нахожусь, поскольку карта была у мужа. Но… Мы ведь проходили мимо вооон того собора. И если свернуть налево, а потом направо от этого ресторанчика, и там еще был сквер…

Вуаля. Чарли.

Мне довольно сложно вам объяснить, почему это – кайф. Но это – кайф.

А через год, в 1996-м году в том же Лондоне у нас произошла вторая история с навигацией. Во второй раз мы были там вдвоем. И в последние дни муж, стосковавшийся в Израиле без настоящего леса, таковой лес в окрестностях Лондона нашел. Доехали мы туда весьма просто – на метро.

Лес оказался очень старым, очень красивым и очень странным. Ходить там можно было только по дорожкам, по которым вместе с нами разъезжали леди и джентльмены на лошадях. А вокруг дорожек была густая-прегустая чаща, продраться через которую напрямую было просто невозможно. Я таких густых зарослей ни до, ни после нигде не видела.

Вот так мы бродили по этим дорожкам, пока не пришла пора возвращаться. В лесу у нас ориентируется муж, ему и карты в руки.
Примерно через полчаса я поняла, что мы ухитрились заблудиться. В лесу. В пригороде Лондона. На ухоженных дорожках. Да, но мы проходили вот этот поворот… И потом там была вон та коряга… И еще один раз, на финише, мы все-таки спросили, как пройти к пруду, на что нам слегка оскорбленно ответили, что в лесу нет пруда, но есть озеро. Но дорогу, тем не менее, показали.

В общем, я вышла. По ориентирам. Собственно, мне было понятно, что произошло: именно в этом лесу надо было двигаться по ориентирам, игнорируя общее направление. Но после этой истории шуток на тему «Наташа способна заблудиться в сквере» у нас поубавилось.

Еще через шесть лет муж успешно сравнял счет. В 2002-м году, в Венеции, где я заблудилась в двух шагах от гостиницы. На такой маленькой площади, откуда расходились штук шесть разных улиц. И где он взял меня за руку и довел. Потому что гостиница должна была находиться «в той стороне».  Там она, собственно, и находилась.

Ну правильно. Если на свете существует лес, в котором надо ориентироваться, как в городе, то почему бы не существовать городу, где надо ориентироваться, как в лесу?

А вот эту непритязательную картинку я просто люблю. Девица щелкнула в Милане в 2002-м. Я даже не очень позирую, просто повернулась на оклик. Навигатор :-)

P.S. А два года назад, в Нью-Йорке, девица меня попросила забыть про карту.  Потому что планировать, ориентироваться и организовывать наши походы будет лично она. Поскольку это ж такой кайф – быть навигатором…

P.P.S. Узелок: на очереди – лондонская белка и вкусные викторианские блюда…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *