Не совсем про Париж. Скучное предисловие

Вот не знаю, как подступиться. Начинать я вечно люблю с самого начала, а где оно – это начало?

Пожалуй, так: память выдает московское наше жилище, меня в каком-то совсем смешном возрасте на диване с детской книжкой стихов, откуда я почти ни слова не помню и не очень стремлюсь отыскать, стихи-то, скорее всего, были дурны, и крутится-крутится оттуда – а может, и не оттуда? – “Париж как на ладони”. И картинка из этой книжки – мальчишка на подоконнике с маленькой медной башенкой на ладошке. И у меня на ладошке – такая же медная башенка ростом с мизинец, неизвестно как к нам затесавшаяся (да-да-да, сказал мне брат в Скайпе, точно, была башенка). И мама жива, и подсовывает мне большой фотоальбом с черно-белыми фотографиями. Париж как на ладони.

Потом он приходил ко мне, этот город, в разных своих временах-ипостасях, в годы запойного детского и  подросткового чтения всего подряд, и совсем уж странное выдает память: “Расписание на послезавтра” по телевизору, герой обещает отвезли героическую бабулю в Париж, а мне, обычно очень сентиментальной, почему-то смешно. Потому что наши люди в булочную на такси не ездят, и в свои лет 11-12 я точно знаю, что Париж – это такое место, куда попасть нельзя. Просто потому что так не бывает.

Потом-то оказалось, что бывает. Мечта робко попыталась стать планом, и бородатый анекдот про “я опять хочу в Париж” превратился у нас в семейную присказку лет на двадцать с лишним. Я научилась сначала нервно хихикать, а потом и искренне хохотать. Потому что несколько – боюсь вспомнить, сколько именно – раз повторялась одна и та же история. Только я, понимаете ли, снимала мечту с полки, отряхивала с нее пыль и принимаюсь рассматривать ее как план, немедленно происходила какая-нибудь фигня. Менялась работа. Планировался переезд. Поездка в Париж заменялась необходимой поездкой в Москву. И так далее, и тому подобное, и опять, и снова. А потом я, собственно, повзлослела и успокоилась. И перезабыла всё, что я знала про тот город, за ненадобностью. И вообще, не очень-то и хотелось, есть в мире и другие города. Но в прошлом году план внезапно обрел форму,  да-да – мы едем в Париж, все втроем, пусть ненадолго и проездом в Москву, но мы едем-едем-едем. Ага. И тут в процесс дружно вмешались российская и канадская почты, обоюдными усилиями доставившие заказное письмо из Москвы с приглашением от родителей для мужа за два месяца вместо положенных двух-трех недель. И когда письмо наконец пришло, дергаться было уже поздно. Ну да, опять произошла очередная фигня. Как обычно. Я даже не удивилась. Я, пожалуй, наконец разозлилась. Потому что всё это напоминало уже другой бородатый анекдот про “купи билет.”

Два билета для нас с девицей я купила в марте. От пляшущего внутреннего психа-самовозвода, ожидания очередной фигни и прочих глупостей меня спас чудовищный многомесячный аврал на работе, начавшийся аккурат в марте. А также девица, которая высказалась в смысле – мол, матушка, ваше дело бросить вещи в чемодан, а командовать парадом буду я. Были билеты, гостиница, более-менее расписанные маршруты с однодневным десантом из Парижа в Лион, упакован чемодан, заказано такси в аэропорт,  но всё это происходило вовне и не имело никакого отношение к моей сумасшедшей повседневности.

А ту точку во времени, когда окружающая действительность сфокусировалась и стала реальностью, я прекрасно помню.

Не в самолете. В самолете вдвоем с девицей было весело и по-прежнему странно. И не во время посадки. Там было смешно. Во время посадки я высказалась – мол, девица, представляешь, раньше в международных аэропортах подавали трапы и везли к терминалу на автобусах, были такие стародавние времена… Девица, кстати, вполне такое помнила из детства, но в тот момент промолчала. Где тут смешно? Смешно было, когда через пять минут после этого разговора мы спустились по трапу и ехали в автобусе, который подвез нас к низкому страшноватому сараю третьему терминалу аэропорта Шарль де Голль. Из автобуса нас не выпускали десять минут за отсутствием места в терминале, за дверями просматривался внушительный хвост а-ля Шереметьево 90-х. Замечу, что очередь мы проскочили в итоге очень быстро, минут за пятнадцать. А про терминал я потом еще напишу, он смешной до невозможности.

Не в автобусе, который прокатил нас по всем по очереди терминалам когда-то футуристического, а нынче чрезвычайно забавного аэропорта. Мелькнувший за окнами Конкорд на постаменте возвращению к реальности тоже никак не способствовал.

Не возле здания Оперы, где нас высадили и которое мы обошли вокруг по дороге к метро. Это невозможно красиво, но – не бывает.

И не в гостинице, где всё поначалу пошло по схеме “не Иванов, а Рабинович, не в дурака, а в покер, и не выиграл, а проиграл” и все-таки закончилось  нашим благополучным вселением в номер с двумя отдельными кроватями после продолжительной дискуссии девицы с дамой за стойкой. И даже не через два часа, когда мы проснулись по будильнику, вышли из гостиницы и устроились на лавочке в круглом сквере посреди круглой площади, прихватив с собой из ближайшего кафе пару бутербродов.

Точка возвращения к реальности выглядела вот так:

И вот так она выглядела с точки зрения девицы:

А потом мы пошли гулять. И дальше здесь будет вполне обычный отпускной блог с картинками. Для себя, иначе я всё забуду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *