Париж, день второй, продолжение. Суббота, 26 июля

Длинным он оказался, этот второй день. Начало здесь.

Тот не захотевший фотографироваться дом наверху, над не захотевшим фотографироваться виноградником, оказался музеем Монмартра.

Там было чем заняться. Встретить черного кота, который, между прочим, не просто сам по себе кот, а состоящий на полном довольствии официальный музейный талисман. И сады, и смешные Ренуаровы качели, и сам музей, небольшой и уютный. И сверху через виноградник взглянуть туда, откуда мы только что пришли. И просто устроиться на спрятанной в зелени лавочке, смотреть в небо и разговаривать. Нет, извините – беседовать.

Выйти из музея на ставшую многолюдной улицу и двинуться дальше, наверх, к Сакре-Кёр.

Поднять глаза из-под магазинного навеса и вдруг заметить в проходе между домами балкон-не балкон, переход-не переход… И, наконец, примоститься вдвоем на ступенях Сакре-Кёр напротив Святого Петра и слушать странную музыку. Кстати, диск у музыканта девица купила – как средство защиты от сотрудницы на работе, имеющей приятную привычку подпевать музыке в собственных наушниках.

Обогнув базилику, оказаться на площади и увидеть под ногами синий город.

Двинуться дальше, в сторону от площади, и устроить по дороге любимую охоту на крыши, двери, окна и фонари.

Решить, что неплохо бы пообедать здесь, рядом с виолончелью и зеленой крышей. Но это – потом, после второго и последнего на сегодня музея. Музея Дали.

Обнаружить в темных залах совершенно неожиданного (скульптура) и полузабытого (графика) Дали. Злостно нарушить весьма условный принцип “я не фотографирую в музеях”.

Выбравшись на свет, выяснить, что время самое что ни на есть обеденное, и в приглянувшемся ресторане нет свободных столиков. И двинуться обратно к Сакре-Кёр – мимо синего города, крыш и неожиданной голубятни, построенной, согласно быстрому переводу от девицы, для “улучшения отношения между голубями и жителями Монмартра” (в этом месте три… нет, пожалуй, пять ха-ха).

Спуститься по лестнице вниз, оглядываясь на впечатанную в небо базилику. И буквально налететь на карусель, настоящую, старую, деревянную. И – редкий для меня случай – остро пожалеть, что мне не пять лет. Ну, или пятнадцать. И почти пройти мимо. И самой не понять, как так вышло, что не прошли, и кружится синий город, и поёт Эдит, и это происходит со мной, здесь и сейчас.

В скобках. Вечером, в гостинице, я спросила у девицы – мол, ты, дорогая, предполагала, что я мимо такой карусели не пройду? Девица философски пожала плечами – ей, оказывается, было крайне интересно, предложу ли я сама прокатиться, или ей все-таки придется придать мне необходимое ускорение :-)

Продолжаем. В поисках пищи телесной спуститься вниз и неожиданно оказаться на барахолке. Быстро исследовать окрестные забегаловки, маскирующиеся под рестораны. Решить, что гамбургер с картошкой фри несколько не вписываются в сегодняшний день и настроение, и вернуться обратно наверх на фуникулере, к тому самому ресторанчику под зеленой крышей.

В ожидании пищи телесной развлекаться, фотографируя городскую геометрию.

Опять в скобках. За вот этот соседний столик уселись двое туристов, через пару минут растерянно попросивших официантку принести английское меню. Меню им принесли. Написанное мелом на доске, стоящей у входа в ресторан. Прямо к столу принесли, да. А я еще раз (в сто двадцать пятый раз, наверное) заметила девице, что путешествие в Париж не просто так, а в компании учительницы французского чрезвычайно украшает жизнь.

Почти всё. В последний раз кружим по улицам.

Опять оказываемся у розового дома. А кстати, мне очень давно, примерно часа два назад, была остро нужна дневная доза кофеина. Так, собственно, почему не здесь?

Монмартр завершен. А день между тем продолжается.

P.S. Полный альбом лежит здесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *