День пятый, Версаль. Вторник, 29 июля

Пожалуй, единственный из дней, когда Фортуна нерешительно попыталась повернуться к нам тыльной стороной. Ну так, слегка и невсерьез. Но мы ей не позволили.

Серое утро, обещавшее перейти в серый день, началось с завтрака в номере, с бумажного пакета из булочной на дорогу, возмутительно пахнущего свежей сдобой, с версальской электрички и с очереди-в-которой-мы-все-таки-стояли. Пока всё по плану, без приключений.

А могло бы это самое утро начаться с лёгкого приключения, если бы девица накануне вечером не проверила в энный раз наш маршрут. По плану нам полагалось прогуляться с утра пешком до вокзала Аустерлиц, а оттуда — примерно час на электричке до Версаля. Не по плану выяснилось, что на линии ремонтные работы, поэтому электрички в Версаль с вокзала Аустерлиц не ходят. Выяснилось это путем длинного расследования на ночь глядя: сайт системы общественного транспорта исправно составлял другой маршрут, но о самих ремонтных работах молчал, как партизан на допросе.

Так что вместо утренней прогулки — на метро с пересадкой до Инвалидов. Мальчики и девочки в оранжевых куртках, стоящие в стратегических местах на платформе и направляющие суетящихся туристов скороговоркой по-английски:
— Это поезд до Версаля?
— Да, ваша станция такая-то, вам в первый вагон, оттуда ближе — воооон туда.
И так — каждые полторы секунды.

Загадочные гаражи уровне второго этажа возле одной из станций. Интересно, как туда въезжают-то? Не узнать.

Те же мальчики и девочки на вокзале в Версале:
— Скажите, как пройти…
— Перейдите улицу и налево, там увидите. Налево, там увидите. Налево, там увидите.

Увидели.

Очередь-змея, уже три поворота. Наш волшебный общий музейный билет заранее честно предупредил, что ее обойти не удастся. А нам что? Нам ничего. Движемся потихоньку по брусчатке, разглядываем народ. К девице разлетается человек с планшетом — социальный опрос:
— Вы говорите по-французски?
— Да.
Оживленно:
— Из какого вы региона?
— Канадцы…
Опять не свезло человеку.

Подходим.
— Мама, представь: вот в эти ворота бьется с криками толпа…

Снимать много бессмысленно, лучше просто смотреть. Разве что мелочи россыпью. Лестницы, дворы, балконы, окна.

Всё это прекрасно и совершенно абстрактно. Люди в таких местах не живут. Ровно вот до этой комнаты и до этой двери, через которую бежала от толпы Мария-Антуанетта.

Двор не был пустым, это просто мне так повезло. Случайно.

Сады. Фортуна ехидно ухмыляется: серое небо неуверенно капает дождичком. И фонтаны не работают.

Пока я охочусь на розы, девица охотится на меня.

Фонтаны не работают, говорите? Зато к некоторым из них можно подойти вплотную. И не жарко. И местами пустынно. И мягкий свет. И запретные дорожки за незапертыми замшелыми калитками, ведущие в непарадное-непостриженное.

Идем за звук. Зеркальный фонтан и Сад короля. Между прочим, золотарник как декоративное растение — это каждый раз мощный разрыв шаблона. А здесь — тем более.

Как-то вот так:

И вот так. «Скажите, пожалуйста, — несмело начала Алиса, — а почему вы красите эти розы?»

И — уже на выходе — вот так:

Фонари-фонари. Тот, что слева — вот именно такими я их рисовала в детстве. Справа — вокзальный, под которым мы стояли в длинной туристической очереди в автомат за билетом в Париж, пока Соколиный Глаз в лице девицы не заметил, что за углом спрятаны еще три автомата, возле которых никого нет.

Такой вышел день. Акварельный. Закончился вечерним броском до Гобеленов и ужином, во время которого Фортуна попыталась слегка пошутить, дважды подсовывая девице вместо заказанной тарелки с сыром тарелку с ветчиной. Шутку мы оценили и очень смеялись.

P.S. Полный альбом лежит здесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *