Париж, день девятый, окончание. Суббота, 2 августа

У нас остается полдня. Всего — или целых? — полдня.

По rue de Birague — к площади Вогезов.
Задним числом, между прочим, не знаю, смеяться мне или посыпать голову пеплом. Но показательно. Пока девица фотографирует Виктора Гюго и панду, я фотографирую убедительную задницу на соседней стене. К слову, о том, что стены соседние, я узнала уже дома с помощью Гугла Всемогущего — Виктора Гюго с пандой, я, понимаете ли, в тот момент просто не заметила.


Площадь Вогезов. Картинки вперемешку — до музея-квартиры Виктора Гюго, когда мы обходили площадь по периметру, и после музея, когда сидели на лавочке под липами, старательно делали ничего и слушали музыканта, игравшего — да-да! — на арфе. Способ доставки полномасштабной арфы на площадь Вогезов так и остался восхитительной тайной.

Там все правильно, на этой площади. Крыши, и фонари, и часы на башенке, и Луи Тринадцатый, не совсем настоящий, восстановленный. Настоящего в свое время расплавили во благо одной из революций. И сам музей-квартира Гюго, небольшой, уютный и бесплатный.

Мальчики отдельно, девочки отдельно. Сидели в противоположных концах площади. Мы с девицей предположили, что это нечто предсвадебное. Кстати, пока мы гуляли по музею, внезапно ожил фонтан. Это славно, а то с фонтанами нам везло примерно так же, как с ремонтами и реставрациями. То есть не совсем везло.

Внезапное. На соседней улице rue du Pas de la Mule — ох ты ж разлюли-малина… И не просто так, а Петергоф :-)

Движемся обратно к площади Бастилии, по дороге — привал, обедаем в «морском» ресторанчике, в ожидании еды я изучаю сурового кролика на афишной тумбе. Мне кажется, что он не слишком доволен ситуацией? А, еще там были дедушка с внучком (это мы так решили, что дедушка с внучком) за соседним столом, это для себя узелок на память, чтобы не забыть.

И последний кофе со штучками. Кафе мы присмотрели возле площади Бастилии еще с утра, и не ошиблись.

Через площадь Бастилии (все-таки фотографирую стеллу в полный рост, бог с ним, с тем сортиром) — к конечной точке задуманного девицей маршрута. И я совершенно не представляю, куда это мы идем.

Вот сюда, оказывается. Виадук искусств, бывшая железная дорога, а нынче внизу всякие магазинчики, куда мы не пошли, а наверху — зеленая аллея, и вот туда нам, собственно, и нужно.

Очень нужно, да. Еще раз напоследок вглянуть на город с невысокой высоты. И никуда не торопиться.

Вот так он выглядит снизу, этот виадук.

Пока мы соображаем, возвращаться ли нам в гостиницу или еще погулять, набегают тучи. И все-таки мы доезжаем на метро туда, куда мне хочется на прощанье, и теплый дождь уже барабанит вовсю, и под ливнем на мосту Искусств под вывернутым наизнанку зонтом я прощаюсь с городом.

Всё? Нет, не совсем. Машина в аэропорт у нас заказана из гостиницы в полпятого утра, и водителю нужно забрать еще шесть человек из трех гостиниц, а нам — прощальный подарок: поездка по ночному Парижу, с юга на север.

Попутчиков высаживают по очереди, мы — последние. Девица смеется:
— Мама, обратила внимание? Всех подвезли нормально, к входу, а нас высадили в кустах.
Ну да, на то он и третий терминал, забавный до невозможности. Пока я курю у входа, девица успевает его увековечить.

Внутри он, замечу, ничего себе. Забавный.

Стоим в очереди на посадку. В смысле, на автобус, который повезет к самолету. Наблюдаем, как из очереди выдергивают путешественника-одиночку мужеска пола для дополнительного осмотра. Ну да, ну да, классический выбор.

— Цып-цып-цып, — делает нам пальчиком служащая аэропорта. — Идите сюда, девочки…
Опаньки. Нет, всё было очень вежливо и быстро, только я спросонья слегка затормозила, вспоминая, что и где у меня электронное-то. Камера-телефон-плеер-нетбук-э? Вроде всё. Включить-выключить, «сейчас мы произведем осмотр». Одна из сотрудниц, помоложе, натыкается на большую бутылку с водой в сумке у девицы. Глаза у нее становятся размером с тарелку:
-Это что, вас так пропустили через контроль?!!
— Да нет, — говорит другая сотрудница, поопытнее, — это она уже здесь купила воды и налила.
Уффф…
В автобус нас проводят вне очереди. И он почему-то долго не отправляется.

Самолёт. Вот теперь — всё.
И уже в воздухе окончательно доходит.
Сбылось.

P.S. Полный альбом лежит здесь.