Про молчаливые колокольчики, скачущих лордов и прочее

Последняя колокольная запись в этом году. Две посылки и один мой трофей.

Для затравки. Такие вот бывают в жизни чудеса и праздники. Эти два фарфоровых колокольчика сделаны в керамической студии в Остине штата Техас. Лично для меня сделаны и присланы и подарок.

Поначалу они молчали: бусины для язычков приехали отдельно. Примерно с полчаса я пыталась решить задачу кавалерийским наскоком, еще с полчаса сидела и соображала, потом просто вывалила на стол содержимое коробки, где у меня лежит всяческая мелочевка для кукольного дома в надежде, что меня осенит. Осенило.

Вот такие у них оказались голоса:

Вторая посылка приехала из Калифорнии от Блуждающих Звёзд.

Как раз к Рождеству. Десять скачущих лордов (10 Lords-a-Leaping) из английской песенки про двенадцать дней Рождества. Колокольчик был куплен в Бостоне в магазине при здании старинной оловянной фабрики. А ту фабрику, где его сделали, я отыскала, вооружившись лупой, благо название было выбито на язычке. Маленькая семейная оловянная фабрика Woodbury Pewterers в городке Woodbury, Коннектикут, США, существующая с начала 50-х годов прошлого века.

А вообще, пока я разбиралась с этим колокольчиком, много забавного и вспомнила, и узнала.

Во-первых, сама песенка про двенадцать дней Рождества. Я ее случайно хорошо знаю, поэтому и лордов скачущих сразу опознала. В Канаду я когда-то перебралась во второй половине ноября и сразу отправилась на курсы английского в надежде вытащить язык из пассива. Помогло, кстати. Пробыла я на тех курсах месяца два всего, но в декабре эту самую песенку мы перед Рождеством всей группой горланили хором. И было это – страшно подумать – восемнадцать лет тому назад.

Песенка довольно старинная, построена по тому же принципу, что и, например, “Дом, который построил Джек”. Двенадцать дней Рождества – это между католическим Рождеством и Богоявлением, с 25 декабря до 5 января. В каждый из дней поющий песенку получает подарки от своей “настоящей любви”. Подарки, доложу вам, странные, и в конце концов очень основательная толпа собирается.

Вот песенка с английскими субтитрами:

Итак. В первый день поющий получает в подарок куропатку на грушевом дереве, на второй день – двух горлиц и куропатку на грушевом дереве, на третий – трех французских кур, двух горлиц и куропатку… ну, вы поняли. Дальше к этой компании последовательно добавляются четыре щебечущие птицы, пять золотых колец, шесть несущихся гусынь, семь плывущих лебедей, восемь доящих доярок, девять танцующих леди, десять скачущих лордов, одиннадцать трубящих трубачей и двенадцать барабанящих барабанщиков. Представили? Кстати, вот ссылка для желающих на еще одну забавную запись, где всю эту разномастную команду попытались материализовать на сцене (песня там начинается примерно на отметке 1.19).

Чтобы закончить с песенкой: я на всякий случай порылась в сети в надежде отыскать стихотворный перевод на русский, но мне попадались в основном подстрочники. В большинстве своем вполне нормальные. Вот только восьми доящим дояркам (8 Maids-a-Milking) не везло. Варианты были разные, но рекорд, без сомнения, принадлежит “восьми молодым кормилицам”.

Это всё было, если помните, во-первых. А во-вторых, материал, из которого сделан колокольчик. Из чистого олова сувениров и посуды не делают, материал по-английски называется pewter, сплав на основе олова. Раньше в такие сплавы входил свинец, а нынче свинец не в почете. В данном случае в сплаве 92% олова, 6% сурьмы и 2% меди. Собственно, я искала перевод и натыкалась исключительно на “пьютер”, начисто отсутствующий в толковых словарях. В конце концов “пьютер” все-таки нашелся в научно-технической энциклопедии, где определялся как “сплав олова со свинцом”, и в большом, солидном и не совсем новом англо-русском словаре. Так что ладно. Пьютер так пьютер, договорились.

Мда, я заболталась. А в посылке, между прочим, были еще три колокольчика. Крохотный котофей, размером чуть больше напёрстка. В Калифорнию попал проездом из России. Написано на нём “любви и радости”, и чтобы это выяснить, мне опять пришлось вооружиться лупой.

Вот так котофей выглядит рядом с кошкой Вальтера Боссе. И именно так они у меня оба-два вместе на полке теперь и живут.

Следующий колокольчик нашелся в антикварном магазине в Калифорнии. Чешский хрусталь, чрезвычайно ностальгический, из детства.

Любит свет, и голос у него певуч и прекрасен.

Последний колокольчик из посылки. Из письма: “Бронзовый отыскался там же, где и хрустальный. Это такой магазин, как и все антикварные, похож на огромный захламленный дом, где в одном из многочисленных шкафов он и стоял”.

И напоследок – мой трофей. Bovano of Cheshire, Чешир, Коннектикут, США. Есть у меня любимые колокольчики, идущие по разряду “может быть, Бовано”. А вот этот – точно Бовано, всё как положено, с ярлыком.

И всё :-)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *