Московский альбом. Про дворик, шпингалет и Ивана-царевича

Так, это у нас 29 июля, среда. Утро не увековечено, мы с девицей, братом и лучшей-подругой-Т. просто брели себе с Пушкинской площади по бульварам, завернули на Большой Каретный (девица эту часть маршрута весьма ехидно и в точку назвала походом в Мекку), потом… потом Каретный Ряд – Петровка – Кузнецкий мост – магазин объединения Вель, откуда я было собралась гордо выйти, но соучастники спутники живьем не выпустили. Вышла с двумя колокольчиками. Про колокольчики, кстати, будет потом, долго и отдельно.

И дальше – на Лубянку, где мы отпустили девицу в свободное плаванье, встречаться со случившейся в Москве торонтуйской подругой, а сами отправились вот сюда:

Ага, очередное общее место. Новая смотровая площадка на крыше отреставрированного Детского мира. И в маленький душевный музей с игрушками прежних времен мы там зашли. И я подержала за палец Карлсона, который мне в детстве так и не достался, и Топотушку свою разыскала, куда ж без нее. И книжка у нас дома вот такая была, и такая тоже, и вот такая… Впрочем, отвлеклась. Смотровая, значит, площадка:

Ой. Дворик. Видите, внизу в центре? Интересно, какая судьба его ждет.

Игрушка, а не город. Люблю.

И всё-таки парус лишний. Ну лишний, и всё.

А дальше мы опять просто бродили, обедали, прошли ГУМ (тархун там, между прочим, весьма тархунистый) и в конце концов плюхнулись на бордюр на Манежке напротив вот этого Ивана-Царевича. Жара, между прочим, была – ой-ой-ой. И тут мне то ли головушку напекло, то ли еще что, а померещилось мне, что доблестный Зураб наш Церетели делал своего Царевича с товарища Дзержинского по образу и подобию одного прекрасного и нежно любимого мной актера. А может, случайно у Зураба так вышло. А может, и не вышло вовсе, а мне очки пора носить. Спутникам моим, возможно, тоже головушки напекло, потому что они со мной согласились.
Фотография не моя, лучшая-подруга-Т., спасибо ей, щелкнула. А у меня первый вопрос к аудитории: угадаете, кто именно мне на жаре примерещился-то?

И прелестная развесистая клюква в подземном переходе у Исторического музея. Гармошки, правда, не хватает. И смазных сапог.

Для себя: а день на этом не закончился, мы с девицей еще замечательно посидели вечером в ресторанчике возле Крымского моста с моей средней сестрой, её прекрасной девицей и еще одним очаровательным ребенком лет одиннадцати. И я давно так не хохотала, да. Жаль, видимся мы редко.

30 и 31 июля, четверг и пятница. Последние дни перед отлетом девицы, дачные, бабушкины-дедушкины. Тихие и спокойные. Интернет там подгружают в количестве, достаточном для проверки почты, да и то не всегда. И славно.

Дачные осколки.

Знаю-знаю, я повторяюсь. Два года назад в дачных осколках уже был шпингалет. Правда, то был другой шпингалет, в чердачной комнате, там нынче уже стеклопакет. И это, собственно, правильно.

Люблю я всякие разные старые штуки.

И функционирующие древние агрегаты тоже люблю. Вот этот агрегат, кстати, вовсе не семейная реликвия – достался родителям мужа от соседей и был приспособлен к делу. И вот здесь: второй вопрос к аудитории. А что это такое, собственно? :-)

А потом мы вернулись в Москву, и в субботу, 1-го августа, я проводила девицу из Домодедова в Женеву. В Домодедово, между прочим, был основательный бардак, хвост отсюда и до Луны и полное отсутствие отдельного окна для сдачи багажа (“У нас шестьдесят процентов регистрируются в сети, и мы не предоставляем такой услуги”. Зайчики, да.)
А оттуда – домой. К брату.
Знаете, это довольно забавно, когда тебя в лицо узнают люди, которые не видели тебя двадцать лет. Вот просто в подъезде.
Воскресенье, 2 августа. Собственно, это мы ехали в Митино к маме и бабушке с дедушкой. По славной московской традиции, ехали через жопу Кольцевую линию, чтобы попасть с Речного вокзала на Пятницкое шоссе. Но по дороге брат вытащил меня из троллейбуса возле Водного стадиона и повел скучными дворами, чтобы “кое-что показать”
И показал, да.

Продолжение следует. Наверное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *