Колокольчиковое. Про совпадения, бубенцы, кисточки и прочее

Окончание колокольного завала. Поехали.

Последний летний отпускной колокольчик. Специально приберегла с прошлой записи. Я уже рассказывала, как в один из последних отпускных дней мы с мужем и лучшей-подругой-Таней набрели на лавку чудес в районе Рогожского Вала.

Лёгонький деревянный расписной колокольчик из Кашмира с бубенцом внутри и кисточкой снаружи я выбирала в той лавке довольно долго. Они ж все разные. А мне нужен один. Один. Один, я сказала!

О том, что он один, я пожалела на следующий день, когда паковала его в чемодан и хорошенько рассмотрела при дневном свете. Уж больно радостный. Эх.

Дома в Торонто события пошли по цепочке. Для начала мне на глаза попался давний колокольчик, почётный номер 100 в коллекции, который я умыкнула семь с лишним лет назад из здешней антикварной лавки. Лёгонький, деревянный, расписной, с бубенцом внутри. Похоже, близкий родственник привезенного из Москвы. Вот и обнаружилась у безродного номера 100 какая-никакая родословная.

На этом история не закончилась, потому что почти сразу после отпуска прилетел ко мне конверт из Израиля от bibigosha. Да-да, именно конверт. Я так и не поняла, как именно в него поместились пять колокольчиков. То ли конверт состоит в родстве с сумкой Гермионы, то ли bibigosha — волшебница. Впрочем, одно другого не исключает.

А внутри… опа. Узнаете? Лёгонькие, деревянные, расписные, с бубенцами внутри и кисточками снаружи. Родом, получается, из Кашмира или из окрестных тамошних мест. Куплены на блошке в Яффо. И, между прочим, первому из этой пары выпало оказаться номером 400 в коллекции. Трам-пам-пам.

Номер 400, стало быть. Вид с трех сторон:

Третий колокольчик из израильского конверта — тоже с блошки в Яффо. Маленький, с негромким чистым голосом. И будем считать, что этот зверь зовётся лама, если у кого-нибудь из вас нет других версий.

Четвертый и пятый. Потешные керамические гриб и свинка — из Праги. Поселились на полке рядышком друг с другом, очень улучшают настроение.

Дальше по списку — мой осенний трофей. Lladro, Испания — нет, ну кто бы мог подумать, а? Campana Novia (Bridal Bell). Скульптор Francisco Polope. Выпускался с 1995-го года.

И портрет невесты.

Погодите-погодите, но ведь уже была невеста?
Ага, была. Но другая. А вообще Lladro подходит к логическому завершению. Еще немного, еще чуть-чуть.

О хороших людях и разных местах. Это была совершенно неожиданная посылка из Кыргызстана от caquet, а внутри — вот такой прелестный колокольчик. Люблю национальные орнаменты, они особенно хорошо в большой компании смотрятся, все неожиданно разные.

Дальше. Околоколокольное. Даже дату знаю — 29 сентября. Это был один из таких дней, когда «а пааашло оно всё», и берешь выходной на полдня ни для чего, и дождливый день, и мокрый пустынный Кенсингтонский рынок.

И знакомая лавчонка, битком набитая разномастным сувенирным барахлом, музыкальными инструментами и бог знает чем еще, где протиснуться между рядами можно только боком, периодически преодолевая завал на полу, и откуда совершенно невозможно уйти с пустыми руками. Поэтому теперь у меня есть такая штука:

Это сувенирная тибетская поющая чаша. Вполне себе ширпотреб, но очень успокаивает. Ниже — звук, только учтите, что у меня, во-первых, руки кривые; во-вторых, записывала на телефон; а в-третьих, оно на любителя, и я — любитель.

А со следующим вышло забавно. Это был очень душевный магазин в Корейском городке в Торонто, я в этом районе по ряду причин нынче часто бываю. В магазин мы зашли с девицей поглазеть, ухватили для нее симпатичный предмет интерьера, и я привычно стала осматривать углы в поисках редких в наших краях колокольчиков. Опа, вот, есть. Звонкий, с рыбкой, с интересной звонилкой в четыре бубенца. Но цена слегка странновата, потому что в общем и целом он простенький.
— Эх, какой у них крючок отличный, на котором он висит, — заметила девица.
Я пригляделась. Ага, как же. Крючок оказался неотъемлимой частью конструкции. И цена сразу стала вполне разумной. Я с видимым усилием отодрала мощный магнит, на котором всё это держалось, от стальной перекладины, и отправилась строевым шагом к кассе.

Продавщица на кассе сказала, что колокольчик из Кореи. Сам магазин, кстати, вовсе не корейский, просто вот так совпало — корейская кошка из Корейского городка. Кстати, еще о совпадениях: в предыдущем посте я писала, как ко мне впервые попал колокольчик-магнит. Лиха беда начало, как говорится: кошка с рыбкой — второй, а еще в одном месте меня, оказывается, уже ожидает третий. Так что процесс пошел. Кошка, кстати, просто на стене в комнате висит у дверного проёма и людей озадачивает. А просто у нас в избушке несущие столбы стальные :-)

Следующие три — совсем странные. Это я забрела с месяц назад в благотворительный магазин в поисках подходящей фоторамки. И там на полке вдруг обнаружилась россыпь старых колокольчиков, три из которых мне захотелось спасти.

Над первым я долго думала. Он довольно здоровый, и пара незаметных сколов внутри имеется. Но показался мне неожиданно обаятельным. И ярлык у него сохранился. Авторы и название — Originals by Giovanelli, Chime of Love. Сделан в городе Scottsdale штата Аризона, США. Между прочим, кукушку-подорожника, также известную как roadrunner, я уже дома обнаружила. В магазине наклейку с ценой аккурат поверх птички приладили.

Второй, яркий-пёстрый, насколько я поняла, из города Куэрнавака в Мексике.

Третий. Родом, видимо, из испанской Ронды. Этот колокольчик на фотографии сильно проигрывает — он небольшой, и кажется, что тореро нарисовали одним легким движением руки. И потом так же моментально раскрасили.

И завершающий трофей. Из вечного долгого списка «хотелок на потом». В списке он задержался надолго прежде всего из-за размеров — он довольно внушительный, мне сначала было нужно придумать, куда я его, собственно, пристрою.

Знакомьтесь. Девочка из Вермонта, в сетевых списках проходит как Rust Girl. художник Марта Кэри (Martha Carey), фирма Marty Sculptures,Inc., деревня Essex Junction, штат Вермонт, США. Материал — то, что в Америке называют chalkware, то бишь в большинстве случаев — гипс, иногда — известка.

Вот здесь, на сайте Американской колокольной ассоциации (ABA), есть некоторое количество информации. Но поскольку на сайте ABA недавно переделали форум, отчего сменились все ссылки, да к тому же унесли многие интересные статьи в подзамочную часть форума для зарегистрированных пользователей, я себе сюда слегка запишу в вольном переводе:

Итак, Марта Кэри, выпускница Нью-Йоркского Fashion Institute of Technology, переехала в Вермонт в 1968 году. Устроиться на работу модным иллюстратором ей не удалось, и она отправилась заниматься на вечерние курсы керамики в местной средней школе. Горшки ее не очень увлекали, а вот скульптуры лепить понравилось. В 1977-м году она основала фирму Marty Sculpture, Inc. В конце 70-х годов выпустила серию колокольчиков «Дамы из Вермонта» (Ladies of Vermont), и парой лет позже — «Девочки из Вермонта» (Children of Vermont или Little Missy Bells). Общим счетом дюжина — шесть дам и шесть девочек.

Ну и от себя: фирма по сей день живет и здравствует, похоже. И да, дайте мне кто-нибудь, пожалуйста, по башке и подержите за руки. Во избежание. Вот познакомилась я наконец с этой девочкой из Вермонта лично, и теперь старательно объясняю себе, мол — всё, достаточно. Пусть будет одна. Одна. Одна, я сказала!

И портрет по традиции.

Вот и всё.

P.S. Не совсем всё. Еще парочка прилетела вчера, но это — потом и отдельно :-)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *