Отпускной альбом. Цюрих, день первый, окончание

Продолжение июльского цюрихского десанта. Начало – здесь.
Итак. Прошлая запись оборвалась на подходе к Лиммату. Идем и глазеем, шпилей вокруг становится всё больше и больше, и людей тоже. Ах да, и часов.

Видите? Почти полдень. А это значит, что топаем мы по городу уже часа три, и это сразу после перелета. И еще три часа у нас впереди до вселения в гостиницу. Вот интересно, когда спать хочется, окружающая действительность кажется странной: легкой, отстраненной, нереальной и совершенно прекрасной.

Переходим Лиммат. В церковь Фраумюнстер с зеленым шпилем – вон она, сразу за мостом – мне очень-очень надо, но не сейчас, отложим до второго дня, через пару недель. А на площади рядом с ней мы пробыли довольно долго, прогулялись по кругу, забрели в спасительную кофейню, весело поужасались размеру принесенного счета за кофе, чай и очень вкусный кусочек ягодного пирога.

Фонтаны я начинала считать в прошлой записи, этот пусть будет номер два. А балконов, крыш, дверей, вывесок и прочих радостей вокруг – без счета.

И себе узелок на память: не попавший в кадр деревянный велосипед в витрине. Ну ладно, не совсем деревянный, только рама из мощного такого бамбука. Видимо, физиономии у нас возле той витрины были выразительные, потому что с нами тут же поздоровался хозяин магазина, милейший афрошвейцарец, а может, и не швейцарец – по-английски он, по-моему, говорил без акцента. Объяснил, что бамбуковую часть конструкции производят в Африке, а все остальные, более традиционные детали – в Англии или в Японии. А стоит всё это… тут он назвал оооочень четырехначную цену, чуть отступил назад, любуясь произведенным эффектом, и резюмировал с лучезарной улыбкой:
– Yeah. Welcome to Switzerland!

А потом мы выбираемся на магистральную Bahnnofstrasse, то бишь Вокзальную улицу. По ней легко ориентироваться, она идет от вокзала (а там рядышком наша гостиница) до озера. Попадаем из старины в помпезный век 19-й и далее.
И вот где-то между уютным двором-сквером с зеленым фонтаном номер три и носорогом, который, как известно, очень близорук, но это не его проблема, мы все-таки сдулись. Как-то моментально вышло: присели отдохнуть на лавочку на минуту и отдохнули так с полчаса. Я читала и глазела на прохожих, спасибо вовремя принятой дозе кофеина, а спутник мой между тем мирно и незаметно задремал.
Нам уже пора двигаться к гостинице, но мы же в двух шагах от озера, и кто знает, вернемся ли мы к нему еще раз. Ну что, пошли?

Пошли, но по дороге притормозили, потому что в двух шагах от озера наткнулись на импровизированную блошку.
И опять узелок на память: вот так собираешь-собираешь колокольчики, и по ходу дела что-то в голове остается. Я взяла с прилавка собаку-крючок в очень узнаваемом (ну, лично мной узнаваемом) стиле. Собачка была украшена бумажной наклейкой с надписью Walter Bosse и с соответствующей этому гордому имени ценой. Я покрутила штучку, поковыряла ржавчину на обороте и про себя посмелась: всё хорошо, всё похоже, да и я отнюдь не эксперт, но все-таки Вальтер Боссе вообще-то выпускал изделия из бронзы. Ну, или из латуни. В любом случае, ржаветь им никак не положено.

Вот оно, озеро. К слову, я сослепу была уверена, что всё вот это передо мной – единое целое. Ну, причал такой странной формы. И тут дальняя часть причала отчалила и резво уплыла в зенит :-)

Прямиком в гостиницу по Вокзальной улице мы все-таки не пошли, а свернули опять в старый город и закружили по улицам, улочкам и проулкам.

Всё, привал. Левая нижняя картинка – вид из окна гостиницы. Кстати, на обратном пути нам повезло меньше – гостиница была та же, а вот окна выходили на другую сторону, там была довольно оживленная улица.

После привала – следующий круг.
– Смотри, утюжок.
Ага, утюжок. И Арлекин с Коломбиной, и еще один красный шпиль с золотым петухом, и солнечные часы, и музыканты на узнанной площади (той, из прошлой записи, с желтым зонтом и хулиганской коровой), и рисунок на стене.

И город золотой.

Время к ночи, утром – на самолет. Пора прощаться.

Впрочем, у нас впереди – еще один день, на обратном пути из Москвы, через пару недель. Но об этом – в свой черед.