Отпускной альбом. Цюрих, день второй, окончание

Цюрих, 30 июня, вторая половина дня. Самое окончательное окончание.
Итак, после утреннего круга мы снова уселись в канатный трамвайчик Полибан и поднялись наверх. Просто побродить.
Город, надо сказать, вообще довольно зеленый. Но наверхууу…

Мы просто кружили по улицам, слегка в стороне от учебных заведений. Детский садик ярким пятном. И заметьте – вокруг никого. Ну, почти никого, изворачиваться, чтобы люди в кадр не попадали, не приходилось.

Вниз по лестнице, огибаем церковь Liebfrauen. Церковь несколько на отшибе от основных туристических троп, да и не слишком старая она – конца 19 века. Но хороша.
И выходим к Лиммату чуть севернее вокзала.

Мимо Швейцарского национального музея (ладно, не совсем мимо – мы туда собрались было, но не сложилось), мимо фонтана номер одиннадцать (да, я их по-прежнему считаю) выходим к реке Зиль, притоку Лиммата. Сразу натыкаемся на трех странноватых, но милых птичек.

Вру. Не на трех. На четырех. Кстати, оцените глубину реки Зиль – курица цапля пешком перейдет.
И вот полностью вне темы: что-то меня заклинило. Кто-нибудь знает, склоняется ли Зиль в русском языке, и если склоняется, то какого ж рода-то будет?

Нижняя картинка – вид с моста на устье реки Зиль. Обе реки здесь выглядят крайне пасторально, народ вовсю на надувных плотах сплавляется, воды – примерно по колено.

Наяды, скульптор Robert Lienhard, 1955 год. Это у нас фонтан номер двенадцать, стоит аккуратно там, где Зиль впадает в Лиммат, поэтому и Наяды, собственно. А с другой стороны, в треугольнике между местом, где встречаются две реки, и вокзалом – красивейший парк Platzpitz. Это, надо сказать, он сейчас красивейший. Лет ему страх сказать сколько, в 14 веке здесь были охотничьи угодья.

А вот в 80-е годы прошлого века сюда ну крайне не рекомендовалось заходить законопослушным гражданам и туристам, и известен парк по-английски был как Needle Park (переводить надо?). Угу, это было такое место, где собирались наркоманы, и попытки их разогнать приводили всего лишь к передислокации. Поэтому во второй половине 80-х власти просто закрыли глаза на происходящее. Как говорится, вы все дружно тусуетесь в парке, а мы вас не трогаем. Полиции было просто запрещено туда входить. Результат вышел предсказуемый: место стало знаменитым на всю Европу, туда стали съезжаться совсем другие, так сказать, туристы. Терпение властей лопнуло в 1992 году. И да,теперь это снова красивейший парк.

Нижняя картинка под кодовым названием “старинный замок на холме” – обманка. Замок – вовсе не замок, а башни упомянутого выше Швейцарского национального музея, построенного в 1898 году. И холм – вовсе не холм, а огороженный холмик в парке, на котором сохранена естественная растительность. Мне пришлось на корточки присесть.

Верхний ряд: вокзал изнутри, это мы зашли, чтобы выяснить расписание поездов до аэропорта на завтра. Пешеходный мост Muhlesteg – вот они где, замочки-то.

Нижний ряд: решетка со змейками в компанию к решетке к серпом, попавшейся мне в первый день. И вот это внизу справа – мне потом задним числом пришлось выяснять, а что это было. Нет, не река. И не ручей. Это ров Schanzengraben, одно из последних напоминаний о старинных городских фортификационных сооружениях. А нынче в нем горожане и туристы мирно так ноги полощут.

Продолжаем двигаться куда глаза глядят. Слева – непонятное, но занятное. Справа – просто очень цвета понравились, и ставни, и вообще всё целиком. Это на улице Gessnerallee, она идет параллельно рву. Здание я сразу определила как бывшую конюшню, оказалась права – там действительно была в свое время школа верховой езды. А нынче там, если не ошибаюсь, ресторан.

К синагоге на Freigutstrasse 37 мы вышли совершенно случайно. Просто упёрлись носами. А оттуда взяли курс на Старый город, еще раз прогуляться на прощанье. На картинках – просто здания по дороге. И питьевой фонтанчик номер тринадцать, я очень смеялась.

Старый город. Балконы и витрины я отдельно комментировать не буду, просто вот они – балконы и витрины в ассортименте.

Время к вечеру, и снова – город золотой, медовый свет. Как в первый день две недели назад.

Фонтан номер четырнадцать, я его показывала уже в “затравочной” записи сразу после отпуска, но не могу не повторить. И для общего счета, и просто чтобы вспомнить, насколько это было неожиданно. Кто ту запись пропустил – да, розы настоящие.

Верхний ряд: слева – садик на золотой вечерней крыше, справа – церковь Святого Петра. Не буду считать, сколько картинок вот с этой башней и этими часами я уже успела показать и сколько раз еще покажу до конца этой записи. Немудрено – церковь из самых-самых. Самая старая церковь Цюриха, самые большие башенные часы в Европе. Их в Старом городе видно почти отовсюду, оглянешься по сторонам – да вот они снова, эти часы.

Внизу – вот это я точно уже показывала практически с той же точки, поздним вечером в первый день. Но мне захотелось еще раз взглянуть наверх.

Разное. И колокольчики :-)

Витрины-витрины. Кстати, дамочки справа наверху весьма занятно выглядят в сравнении с дамочками из другой витрины, мимо которой мы прошли в первый день.

На мосту через Лиммат возле ратуши. Тут мы были совсем недавно, с утра, тут у нас был фонтан номер десять и дом с аистом. Аист был медный, на углу дома, на стене. Его собратьев на крыше того же дома я в тот раз не приметила, а когда приметила, на долю секунды попалась на удочку.

Почти всё. Движемся в сторону гостиницы по набережной Лиммата. Говорю же – эти часы отовсюду видно :-)

Совсем всё. Закатный вокзал, закатная улица и рельсы Полибана у гостиницы, наскоро щелкнутый на телефон на следующее утро вокзальный фонтан номер пятнадцать. На телефон – потому что камера упакована, а нам – на поезд, на самолет и домой.

P.S. Весь здоровенный Цюрихский альбом лежит здесь.