Город на бегу-2016. Про граффити, собаку и всякую всячину

Не фотохвост, а так — фотохвостик. К рубрике возвращаюсь два-три раза в год, так что каждый раз приходится объяснять — это городское моментальное-телефонное, филиал несуществующей инсты.

Поехали. Летний город на бегу — очередная то ли трансформаторная, то ли почтовая расписная будка, славные зверики на стене заброшенного здания у метро Dundas West и июльский китайский садик в High Park (ну да, где ж еще-то).

 

Красное странное — просто на память. Это 5 августа, мы с девицей продолжаем давнюю традицию, сидим в шапито Cirque du Soleil на представлении под названием Luzia и ждем окончания антракта. И здесь себе узлом на память: еще в моей жизни в этом году был концерт настоящего живого Дэвида Гаррета и крайне трогательный мюзикл «Мотаун» с вагоном и тележкой любимой музыки. Остальные три картинки — осколки моей несостоявшейся прогулки с «Проходимцами», тема была «Цифры».

Двор на верхней картинке — наш, а вот фото собаки и сама собака — нет. Снимала девица. Это Финос, чудесный пожилой пёс 11-ти лет от роду, убеленный и умудренный, чрезвычайно благовоспитанный и спокойный, как Будда в нирване. Живет он в семье подруги-одноклассницы девицы. Щенком его с приключениями доставили в Канаду из Европы, о чем нам девица-школьница тогда и рассказала в подробностях и фотографии смешного разлапистого щенка продемонстрировала. С тех самых пор, когда в разговоре мелькало имя той подруги-одноклассницы, муж всегда и непременно интересовался у дорогой дочери судьбой незнакомого пса Финоса. Много лет подряд интересовался. И вот в конце прошедшего лета Финос побывал у нас в гостях стараниями подруги-одноклассницы и самой девицы. Получилось славно, все остались довольны: муж, к которому приехала познакомиться-пообщаться-погулять Собака Несбывающейся Мечты, мы с девицей и ее подругой, прекрасно посидевшие-поболтавшие во дворе, и, главное, сам Финос, большой любитель прокатиться на машине и прогуляться по новым местам.

Впрочем, недовольные тоже были, особенно соседский длинный узкий кот Оскар (тм). Нет, я хорошая соседка, скромно так заявляю. Я честно предупредила хозяина Оскара о грядущем прибытии очень большой собаки. Заранее предупредила, а накануне визита еще раз напомнила. Но сосед не проникся, а зря. Примерно через пять минут после торжественного появления Финоса на нашем дворе мы все (и четвероногий гость в том числе) заметили Оскара. Тот, бедолага, стоял на крыльце соседского дома. Стоял в той позе, в которой, знаете, любят изображать стереотипных испуганных кошек: спина дугой, хвост трубой, шерсть дыбом, уши прижаты, глаза — по советскому пятаку. Порядочному коту еще полагается шипеть, но Оскар, умница, молчал, как партизан на допросе. Финос, тоже молча, внимательно обозрел это чудо из-за забора с расстрояния примерно в два метра и спокойно улёгся на траву. Его хозяйка заметила — мол, не то чтобы он совсем равнодушен к кошкам. Просто он умный, тут же забор стоит, чего метаться? Через полминуты бедного Оскара слегка отпустило, и он стреканул домой через окно, от греха подальше.

И тут младшая дочь второго нашего соседа, недавно вернувшаяся домой к отцу, нашла крайне удачный момент для выгула своих собаченек. Две собаченьки у нее: средних лет весьма эмоциональный мопс и сын этого мопса, окрасом и размером пошедший в папу, а всем остальным — видимо, в неизвестную мне маму. Эдакая милая помесь Жучки с внучкой.

Собаченьки выбежали во двор и увидели за забором это. Огромное. Чужое. Не знаю, как их апоплексический удар на месте не хватил, шум они подняли не то что на всю улицу — на весь район. А пожилой благовоспитанный Финос молча вилял хвостом и выглядел слегка удивленным: ребята, а чего вы, собственно, так надрываетесь-то?

Тьфу, заболталась. Осталась всякая всячина: случайный городской кадр, причем снимала я вовсе не прохожих; встреча двух Пикачу; и паскудное такое ощущение, что как ни избегай новостей, всё равно догонят, вот хотя бы в виде рекламы в метро.

Вот.