Прощание в четырех частях с прологом и эпилогом

специально для
OdnovrЕmennO

Пролог. С 1948 года на перекрестке двух магистральных улиц Bathurst и Bloor стояло вот такое вот. Вот это самое, что на картинке. Пестрое, огромное, нелепое, всё в лампочках – чистый, натуральный и незамутненный кич. В лучшем виде. Не цирк, не театр, не кино – дешевый магазин. Сориентируемся, ниже пригодится: Bathurst налево, Bloor направо.

Владелец магазина, “Честный Эд” Мирвиш, был личностью чрезвычайно колоритной. Нарушу несколько правила сообщества, чтобы не талдычить одно и то же: о Честном Эде я писала лет семь назад, и магазин в его цветущие времена показывала вот здесь. Предупреждение для тех, кто пойдет по ссылке: глаза берегите, там этта… ассортимент :-) Для полноты картины – единственная более-менее внятная моя ночная фотография магазина лежит здесь. И еще в начале этого года я с телефоном мимо пробежала, чтобы снять на прощание портреты двух представителей “Крысиной стаи”.

Эд Мирвиш умер в 2007 году в весьма почтенных годах, и с тех пор сын его постепенно расстается с отцовским наследством. Театральная компания семейства Мирвиш вполне процветает, хотя сыночка и попытался снести театр, построенный дорогим папой, в угоду великому архитектору. Но город встал на рога – не вполне из-за театра, по более практическим причинам – и великому архитектору пришлось слегка подкорректировать проект. Театр останется. А магазин Честного Эда и прилегающая к нему “деревня Мирвиша” были проданы несколько лет назад застройщику. От деревни Мирвиша, судя по проекту застройщика, кое-что остается, а вот здание магазина, не представляющее ни малейшей архитектурной ценности, снесут подчистую. Закрывается он в конце декабря, через месяц.

Ну вот я, стало быть, вооружилась камерой и пошла попрощаться.

Часть 1. Вид снаружи.

Стена вдоль улицы Bathurst по кусочкам.

Стена вдоль улицы Bloor целиком. По клику на картинку – жуть какая длииииинная здоровенная не-совсем-панорама с манной кашей вместо внятного изображения посередке, там, где проход между двумя зданиями. Я вообще не собиралась панораму снимать, просто шла по другой стороне улицы. Оно само по кусочкам собралось, но минимум одного кадра мне не хватило.

В том самом проходе между двумя зданиями. Это не нарисованное панно, это огромная фотография. Появилась недавно и исчезнет, видимо, вместе с магазином. Называется работа “Театр”, автор – фотограф Matthew Monteith из Бостона. “Вид наоборот”, из витрин на улицу, непохожие прохожие, вечное городское действо. Большая панорама – по клику на картинку.

И всякое-разное снаружи магазина.



Часть 2. Много разных штук.

В магазине еще с лета потихоньку идет распродажа всяких разных штук, принадлежавших Честному Эду. К ноябрю не так много всего осталось, но набор весьма выразительный и, думаю, хорошо иллюстрирует суть характера нашего знаменитого бизнесмена, мецената и филантропа. Россыпью, без комментариев:

Часть 3. Магазин. Остатки.

Обстановка в магазине, понятное дело, сильно изменилась – идёт распродажа всего и вся. Не зря я, кстати, пример, забежала в начале года увековечить представителей “Крысиной стаи”, их на стенах уже нет. Но всё равно – остатки сладки:



Часть 4. Слона-то я и не приметила.

Я, собственно, ушла из магазина, чтобы встретиться с девицей. А она мне и говорит – мол, мама, а давай опять зайдем к Честному Эду, там, говорят, на втором этаже идет распродажа табличек и ценников. Да, вот тех, которые в этом магазине с невероятным упорством почти пятьдесят лет всегда рисовали исключительно от руки, узнаваемым шрифтом. Тех, за которыми, когда в октябре объявили начало этой распродажи, выстроилась очередь с двенадцати ночи. Самое вкусное за совершенно невменяемые деньги разобрали, но там этого добра…

Ну мы, стало быть, вернулись. И да, действительно идёт распродажа табличек и ценников, которую я ухитрилась проскочить. И нет, пустыми мы не ушли. Кстати, это было единственное место, где мне внезапно погрозили пальчиком и попросили не снимать. Но поздно.

На выходе. Уникальный кадр, селфи – абсолютно не мой жанр, а тут аж три штуки Вашей Трули. Ладно, две с половиной. Вообще-то я снимала зеркало – то самое, которое на моей памяти стояло на выходе всегда. За двадцать лет ручаюсь.

Эпилог. А вот так нынче расписана под Хохлому выглядит ближайшая к магазину станция метро Bathurst. Город прощается с Честным Эдом. У входа в метро и в вестибюле:

И снятые позже, в конце декабря, три телефонных коллажа с платформы:

Ну что ж. Аминь, как говорится.

Вот.

P.S. Полный альбом лежит здесь.