О соседях и совпадениях

Домашнее, просто так. Соседский двор на прошлых выходных.

Вопрос к вам, дорогие друзья, простой такой вопрос: сколько на картинке котов?

Правильно, три штуки. Про двух из них я, собственно, писала, но повторюсь, а то мало ли о чем я писала, кто ж упомнит-то. Итак, в кресле справа почивать изволит длинный узкий соседский кот Оскар. Его сосед несколько лет назад взял из приюта котёнком. Оскар, как это у нас принято и разрешено, кот вполне домашний, но гуляет куда и когда ему вздумается.

В кресле слева устроился полусоседкий кот Не-Оскар. Теоретически он ничей, практически столуется, видимо, в нескольких разных местах. Личность чрезвычайно независимая, иногда исчезает с горизонта на пару месяцев. А иногда решает, что теперь он тут живет, и даже ночует в доме, но на постоянную прописку не соглашается ни в какую. Сосед его в положенные сроки аккуратно возит к ветеринару на предмет прививок.

А с председателем этого котособрания меня торжественно познакомили недели три назад. И спасибо, что успели познакомить, а то бы я решила, что перегрелась на солнышке. Я ж точно знала, что у соседа два черных кота. Две штуки, два экземпляра.

В общем, и вы знакомьтесь. Это Сейлем.

Сейлем всю свою долгую кошачью жизнь был самым что ни на есть домашним котом. Жил в большом доме, на улицу не выходил от слова “вообще”. Принадлежал он доброй знакомой соседа. У знакомой произошли печальные семейные изменения, в результате которых Сейлем из большого дома попал в крохотную съемную квартирку, да еще контрабандой, и большую часть времени вынужден был проводить в этой квартирке один. И загрустил. Очень загрустил. И тогда сосед предложил знакомой – мол, а давай-ка поселим его у меня, тут двор, травка, коты и вообще лепота и курорт.

Сейлему, впервые в жизни увидевшему травку в крайне почтенном возрасте, понадобилось дня три, чтобы выйти из дома на крыльцо, и еще неделя, чтобы с этого крыльца все-таки на травку спуститься. Наблюдать за процессом было чрезвычайно увлекательно, чистое кино. Сейчас, спустя три недели, Сейлем прочно воцарился на деревянном столе посреди двора. Покидать пределы двора явно не собирается, и это хорошо – увы, совсем куда придется гулять ему никак нельзя и в силу того самого почтенного возраста, и в силу полного отсутствия когтей. У меня, видимо, много чего было прямо вот на лице написано, когда я об этом услышала, потому что сосед тут же замахал руками и сказал, что его доброй знакомой Сейлем в свое время в таком виде достался, он тоже родом из приюта. Сейлему шестнадцать лет.

Вот такие у меня соседи. Но вот вопрос. Нет, ну всё хорошо, живет человек, у человека три кота. Первого выбирали, второй сам пришел, третьему решили устроить приятную жизнь в курортных условиях за закате лет. Но почему при столь разных обстоятельствах все трое – черные, а?