Вниз по Спадайне, окончание

Продолжаю свою неторопливое путешествие по улице Спадайна с севера на юг. Начало здесь. И заодно вспоминаю старые прогулки по этим местам.

Итак, я добралась до перекрестка College / Spadina и обещала вам давеча совершенно другую улицу. Вот, пожалуйста, визитная карточка – легендарная неоновая вывеска не менее легендарной музыкальной таверны Эль Мокамбо. Кто там только не выступал – Роллинги, например. Но наступили сложные времена, в 2014 году таверна было закрылась. На лакомый кусочек недвижимости уже точили зубы шустрые застройщики, и тут в дело вмешался очередной эксцентричный миллионер (а может, и миллиардер). Выкупил таверну, обещает восстановить былое величие, а для начала вернул на место знаменирую неоновую вывеску. Это, правда, не оригинал, а точная копия – точно так же, как в истории с восстановлением вывески закрывшегося музыкального магазина Sam the Record Man. И точно так же, как в истории с Сэмом, открывали ее заново совсем недавно с фанфарами, барабанами, фейерверками и в присутствии мэра города.

Петушок и курочка, очередная скульптура на трамвайной линии, сделана из проволоки. Называется Fowl Play, скульптор Tom Burrows. Название – игра слов, если кому-нибудь нужно скучное объяснение, я попробую. А пока – вот просто петушок и курочка. Собственно, справа по курсу по параллельным улицам начиная примерно с этого места тянутся кварталы Кенсингтонского рынка, где свежей птицей и свежими яйцами торговали аж до начала 80-х годов прошлого века. И когда я говорю “свежей птицей” – имею в виду “совсем свежей”. Город попытался запретить держать живую птицу на рынках еще в 1947 году, но в Кенсингтоне этот номер в те времена не прошел.

А перед нами вы знаете что? Чайнатаун города Торонто во всей красе. Добро пожаловать. И, разумеется, я его уже показывала. В феврале 2013-го, точнехонько в китайский новый год. Вот только погода тогда подкачала сильно.

Небольшой исторический экскурс. Этнические районы в славном городе Торонто, возникнув однажды, не остаются на тех же местах до скончания времен. Они меняются, передвигаются, исчезают. Вот в этом месте в начале и середине прошлого века был отнюдь не Чайнатаун, а вовсе даже еврейский район. Собственно, и Кенсингтонский рынок к нему относился. Затем еврейский район постепенно переместился на север города, а Чайнатаун расширился в сторону Спадайны. К тому же в 60-х годах город эспроприировал территорию, где находилась часть старого Чайнатауна, для строительства нового здания городского совета и главной городской площади – пришлось переезжать.

Нет, это не у меня рука дрогнула и не у вас в глазах двоится. Это так нарисовано – под неон.

Перекресток Spadina / Baldwin, первая из четырех скульптур на улочках, ведущих на Кенсингтонский рынок. Скульпторы David Hlynsky и Shirley Yanover, эта называется “На рынок, на рынок” (To Market, To Market). Символика вполне прозрачная. Кстати, на сам рынок я не сворачивала – во-первых, это противоречило условиям задачи “прогулка по одной-единственной улице”. А во-вторых, Кенсингтон – категорически моё самое любимое место в этом городе, я столько раз его показывала, что пришлось отдельную метку заводить.

По той же стороне Спадайны – временная наскальная живопись, три картинки. Ну, положим, наскальная живопись – штука в принципе временная, но тут особенно. Задрипанный домишко на перекрестке заколочен фанерными щитами, уж не знаю, чем это закончится – сносом или ремонтом. А пока уличные художники упражняются.

Перекресток Spadina / St. Andrew, вторая “кенсингтонская” скульптура работы David Hlynsky и Shirley Yanover, нежно любимая мной кошка на кухонном стуле. Называется “Снова дома, снова дома” (Home Again, Home Again). Вот забавно – и глобус, и кошку я раньше фотографировала, а остальные две скульптуры – нет, и в этот раз не удалось, потому что они не на Спадайне. Узелок мне на память.

Ах да, мы же с вами по-прежнему в Чайнатауне :-)

Перекресток Spadina / Dundas, две скульптуры на столбах. Скульптор Милли Чен (Millie Chen). Называется всё это Getaway, объяснение чрезвычайно длинное. Если коротко: тут присутствуют и перевоплощаются четыре мифических персонажа: восточный аналог феникса, дракон, обезьяний царь и восточный аналог единорога.

Перекресток Spadina / Queen Street West, любимый и много раз попадавший в кадр дом с башенкой. Примерно здесь заканчивается Чайнатаун. Ну, или начинается, если двигаться по Спадайне с юга на север.

Дальше по курсу – район, где в прошлом господствовала швейная индустрия. Тут всё вперемешку: старые крепкие фабричные здания, наступающая с юга семимильными шагами новая застройка. Вот, например, вполне себе арт-деко:

А вот от этого указателя я получила несказанное удовольствие. Хороший путь прошел этот город от тотальной борьбы с граффити, которая имела место быть уже на моей памяти, до этой таблички. И опять, следуя условиям задачи “гуляем по одной улице”, в переулок я не стала сворачивать. Мы с вами там уже были однажды, как сейчас помню, едва руки не отморозила. Заодно спрошу у героически дочитавших до этого места, если таковые имеются: как вы думаете, может, стоит заново там прогуляться, посмотреть, что новенького?

Перекресток Spadina / Richmond Street West. Памятник швейному району, называется Uniform Measure/STACK. Пирамидка из пуговиц и напёрстка, две отдельные пуговицы и еще там сбоку на мостовой имеется (или имелся) портновский сантиметр. Уже знакомый скульптор Стивен Круз (Stephen Cruise), мы с его петухом, псом, дубом и бобром встретились в прошлой записи.

Перекресток Spadina / King, вид на север с трамвайной линии. Скульптурная серия “Общественный театр” (Social Theatre), авторы – Randy & Berenicci (Randy Gledhill & Berenicci Hershorn). Исторический калейдоскоп. Их всего шесть штук, по паре на перекресток, первую пару я ухитрилась проскочить.

Общественный театр IV – Швейная индустрия и другие (Social Theatre IV – Garment Industry & Others)

Общественный театра III – Первомайская демонстрация и другие (Social Theatre III – May Day Parade & Others)

Тот же перекресток Spadina / King, вид на юг. Вот тут поиграю в старожила, который еще может что-то припомнить. Здесь очень хорошо видно, где заканчивалась нормальная улица в те времена, когда мы сюда переехали. У следующего большого перекрестка Spadina / Front Street, мы туда скоро доберемся. Дальше был мост через железную дорогу, а за ним до самого озера – мерзость запустения. Пустыри, заброшенные промышленные здания, пустота и тлен. И вишенкой на торте, как вставная челюсть – страшноватое надземное шоссе Gardiner Expressway, идущее параллельно берегу озера и отделяющее озеро от города. Шоссе, кстати, никуда не делось, идею снести нафиг его надземную часть в конце концов после долгих обсуждений отмели. Но озеро от города оно больше не отделяет, город его накрыл.

И вот как все это выглядит сейчас. Вот это высокое-стеклянное – сплошь жилые дома, до самой набережной.

Тот же перекресток, перехожу улицу King. Наглядная иллюстрация на тему “зачем нужно разрисовывать трасформаторные и почтовые будки”. Стрит-арт против вандализма.

Перекресток Spadina / Front Street.

Общественный театр V – Парад в День эмансипации и другие (Social Theatre V – Emancipation Day Parade & Others). Да, и в данном случае речь, разумеется, не идет об эмансипации женщин.

Общественный театр VI – Иммигранты и другие (Social Theatre VI – Immigrants & others)

Тот же перекресток. Городская геометрия, мост через железную дорогу.

Собственно, прогулка на этом и закончилась. Через мост до озера я не пошла – слегка опаздывала по делам,а тут как раз удачно подошел трамвай.

P.S. Между прочим, с этого моста в хорошую погоду открывается вот такой вид:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *