Ронцесваль. Левая, правая где сторона…

Городское. Месяца не прошло, добралась я до окончания мартовской прогулки по славной улице Ронцесваль. В прошлый раз собралась показать ее целиком, но прямо на старте застряла в антикварной лавке.

Для затравки – крайне аутентичный уличный указатель. У нас просто так, ради нового, прости ссподи, дизайна и единообразия указатели не меняют, они висят до последнего. Между прочим, если город все-таки спишет указатель за ветхостью, тот не отправится в металлолом, а будет продан с городского аукциона. Желающих, поверьте, много.

Расставляем декорации. Старая улица, застроена в основном в начале прошлого века. Строительный бум 70-х годов до нее слегка добрался, но довольно редкие скучные дома-коробки я не снимала. Нынешний непрекращающийся строительный бум пока обходит Ронцесваль стороной. И постучу-ка я, пожалуй, по дереву.

Шла я с юга на север, от озера. По левой стороне – больше жилые дома, по правой – в основном дома, построенные в формате “снизу лавка, сверху хозяева лавки”. Разумеется, формат в большинстве своем давным-давно устарел. Доходные дома вроде того, что на коллаже сверху справа, тоже попадаются. А посередине – трамвай.

А, и еще. Этот район давно и прочно кличут в городе “Маленькой Польшей”.

А дальше – просто бродилка. Я шла куда глаза глядят, переходила улицу по настроению, возвращалась обратно и никуда не торопилась.

Вот, например, очень мне нравится этот синий-синий дом. И всякие мелочи россыпью, мимо которых нигде и никогда пройти не могу.

Парочка жилых домов и структура-фактура. А здание в верхнем ряду справа я сразу опознала как бывший кинотеатр, навес-то целехонек. Не ошиблась, назывался он Brighton Theatre (по ссылке статья небольшая по-английски). В нем сейчас дешевый магазин, и это ему, знаете, еще сильно повезло. До многих старых кинотеатров, с точки зрения города не представляющих исторической или архитектурной ценности, давным-давно добрался бульдозер. Работают считаные, про парочку я рассказывала. В тех, которые не работают, но остались на своих местах, где что. Навскидку вспоминаю: книжный магазин, сетевая аптека, концертный зал с ночным клубом, мебельный магазин, скалодром. И вот здесь я предлагаю вам ненадолго узелок на память завязать – к теме старых кинотеатров мы еще вернемся.

А вот это интересно. На вывеске – одно название, а на витринах – другое. Похоже, новые хозяева пожалели культурный слой и не стали менять старую вывеску.

Опять мелочи. И жилой дом на несколько квартир.

Наскальная живопись, боковая стена аптеки Солярского. У аптеки давным-давно другие хозяева, и она давным-давно сетевая, но сеть на смене названия, существующего с 1932 года, явно не настаивает.

То же здание, совсем свеженькая стена. Художники Philip Cote и Jim Thierry Bravo, заказана Ассоциацией по улучшеню бизнеса деревни Ронцесваль (Roncesvalles Village Business Improvement Association). Если кому вдруг интересно, что за Ассоциации такие и с чем их едят, я уже однажды объясняла на пальцах. И да, это у нас такая давняя уютная традиция – именовать районы города “деревнями”.

Памятник Папе Римскому. Догадываетесь, какому именно? Подмигиваю и напоминаю: мы с вами в маленькой Польше. За спиной у Папы – отнюдь не церковь, а (набираю воздуху в легкие) здание Kредитного союза польских приходов святого Станистава и святого Казимира. Во как!

Ровно напротив – табличка в витрине химчистки. И просто улица.

Униатская церковь и мелочи вокруг

По-моему, это уже четвертая стена с трамваем у меня в бложике.

Велосипедная мастерская празднует юбилей с Элвисом.
И довольно старая адресная табличка. Их, как и уличные указатели, почем зря не меняют.

Наверху – католическая церковь святого Викентия де Поля (St. Vincent de Paul Roman Catholic Church). Построена в 1914 году.
Внизу – мелкая мелочь в чьем-то палисаднике и жилая сторона улицы.

В окошке – тот же Папа Римский, на этот раз по-домашнему, на веранде.
И у кого-то никак не закончится Рождество.

Простотаки. Витрина, окошко и книжный магазин. Не сетевой. Держится.

Весёленький заборчик, печурка в витрине и пожарная лестница.

Так, сверху у нас – кубики в витрине. Я уже говорила, что мы тут в филиале Вавилона живем, да? Сами смотрите. Верхний ряд: французский, иврит, шведский, греческий, арабский, норвежский. Последний в верхнем углу не разгляжу за веткой, но чем черт не шутит, вдруг английский? Средний ряд: немецкий, испанский, фарси, корейский, русский, португальский, тайский. Нижний ряд: польский, украинский, японский, хинди.

Внизу – очередной образец наскальной живописи при магазине и картинка про “вынеси ёлку”. Напоминаю, дело происходило в конце марта. А еще нас с вами – ну ладно, лично меня – интересует здание на другой стороне улицы.

Помните про узелок на память? Здание старого кинотеатра Revue Cinema. Построен кинотеатр в 1912, закрылся в 2006 после смерти последнего хозяина, к тому времени пребывал в не самом лучшем состоянии. Зимой 2007 году его роскошный навес проломился под тяжестью снега и рухнул на тротуар.

Сейчас в нем находится… кинотеатр Revue Cinema. Самый старый работающий кинотеатр города Торонто. Второй прокат, иногда – старое кино, в том числе немое. Мы сюда захаживаем. Он заново открылся в 2007 под эгидой специально созданной некоммерческой организации, объединившей людей, пожелавших его спасти. И с тех пор благополучно работает. Организация сменила кинопроекторы на цифровые и бережно отремонтировала вестибюль. А зал там и так распрекрасный.

Еще одна слегка хулиганская витрина. Вид на улицу со стороны кинотеара (вынесенную ёлку видите?)
И очередной многоуважаемый господин столб, в коллекцию.

Скамейка у старого банковского здания, сейчас там кафе. Ронцесваль примерно здесь заканчивается и впадает – именно впадает, под углом – в улицу Dundas Street West.

Наскальная живопись. Я в феврале трасформаторную будку и дверцу щелкнула мельком из окна трамвая, а в марте за подробностями пришла. Художницы – Aura и Chief Ladybird, они часто вдвоем работают.

Этой даме лучше бы карету, не находите?

И напоследок – еще одна расписная будка на улице Dundas Street West. Много лет работающий в городе художник Al Runt, в миру Alex Currie. Самая известная и масштабная его работа – здание концертного зала и ночного клуба Lee’s Palace в районе Annex. К слову, Lee’s Palace – тоже бывший кинотеатр, а расписывал его художник трижды, в первый раз – в 1986 году, в последний – в 2010.

Вид анфас:

Виды в профиль:

И с тыла:

Ну что, есть добравшиеся до счастливого конца?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *