Городское. О пользе алкоголя и очередной пещере Аладдина

Зайду-ка издалека. Развлекалась я в своё время поисками самых странных домов в моём странном городе. Ездила по списку. Один из них, ныне не существующий, находился совсем недалеко от нас, в районе The Junction. Вот тогда-то и завязала себе узелок на память – рассказать про этот район. Ну что? Нормально. Пяти лет не прошло.

Для затравки. Перекресток Dundas Street West / Keele Street

Немного истории. В 1884 в этих местах образовалась деревня, с 1889 года она объединилась с двумя соседними деревнями и превратилась в процветающий городок. Заводы-фабрики, железная дорога, станция, фермерский рынок. Ну и заодно – таверны и бары на каждом шагу. Жизнь била ключом, местами – по головам местных жителей. В 1909 году городок вошел в состав Торонто, но за три года до этого, в 1906-м, жители городка успели принять у себя сухой закон.

Я увидела этот район в 1996-м, мне приходилось проезжать там на автобусе. Выглядел он, мягко говоря, неважно. Вот совсем неважно. Трущоб в Торонто в общепринятном смысле в целом нет, но во второй половине 90-х The Junction был как-то слишком уж близок к трущобному состоянию. Очень было жаль, больно уж, несмотря ни на что, была хороша старая крепкая застройка.

Казалось бы, что случилось? А просто времена изменились. Промышленные предприятия, как в любом большом городе, закрывались или перебирались за пределы города. Обычно в старых районах, похожих на The Junction, образовывались и процветали мелкие бизнесы: лавочки, бары, рестораны. Но скажите, пожалуйста, какой нормальный человек откроет ресторан в районе, где существует сухой закон? Да-да, он продолжал существовать. Просто благодаря некоторым нюансам нашего муниципального устройства: отменить его могли исключительно и только жители самого района. Общим голосованием в рамках муниципальных выборов.

В 1998 году после долгих споров вопрос об отмене сухого закона в The Junction наконец внесли в бюллетень муниципальных выборов. Сухой закон был отменен. Быстро у нас ничего не делается, первая лицензия на продажу алкоголя в The Junction была выдана в 2001 году.

А дальше всё пошло-поехало по известной схеме. Поначалу район на некоторое из крайне задрипанного стал очаровательно задрипанным и очень богемным. А потом постепенно стал переходить в разряд престижных. Джентрификация надвигалась семимильными шагами. К слову, вот тот дом, что по ссылке вначале, как раз и пал жертвой джентрификации. Новому хозяину городские легенды и фасад в кирпичных финтифлюшках оказались просто не нужны. Что сказать? Имеет право.

Некоторое время я, помнится, не очень любила туда ездить – уж больно вылизанным становился The Junction. Но нынче первая волна джентрификации, похоже, схлынула, и лица своего он все же не потерял. Ну, мне так кажется. В любом случае, такая вот вышла история о пользе алкоголя – во второй половине 90-х у меня фантазии не хватало представить себе, что этот район можно вернуть к жизни.

Ладно. Пойдем гулять? Фотографии двух прогулок в более-менее географической последовательности – меня туда летом занесло с телефоном, а в начале сентября мы с девицей туда специально сходили с камерой.

А вот из этой булочной нам наперерез выбежала хозяйка и предложила “просто посмотреть”.

Посмотрели. Пустыми не ушли.

Площадка, где по выходным устраивают фермерский рынок. Абсолютно психоделическая стена

С зеленым Дали…

…и фиолетовым котом

Просто так.

Перекресток Pacific Avenue / Dundas Street West

Тот же перекресток. Очень люблю эту стену, она здесь давно.

А с лавкой, находящейся в этом здании, у меня случилась история. Эдакий качественный приступ географический идиотизма вкупе с замещенным воспоминанием. Шла я летом здесь пешочком и увидела знакомое. Лавка. Антикварная и не только. На верхнем этаже – смесь всяческих приятных вещей, сделанных местными мастерами, и старина поценнее. В подвале – развал всякой всячины, очередная “пещера Аладдина”. Позвольте, но ведь я здесь уже была? Причем с девицей? Причем относительно недавно? Но каким образом и по какому случаю мы с девицей забрели в этот район, и почему я данного факта не помню?

В общем, когда мы с девицей в сентябре намылилась в The Junction, я ее спросила. Она крайне удивилась – нет, не были, не знаю, не видела и вообще мы и правда здесь сто лет не были. Мерещится вам, матушка, да.

Оказалось – не совсем померещилось. Мы были в лавке. Именно в этой. Только находилась она в Маленькой Италии. Девица весной уж было решила, что лавку убило пандемией, как многие другие маленькие бизнесы в нашем городе. А она взяла и просто переехала. Переживет ли она нынешнюю волну, понятия не имею, но понадеюсь на лучшее.

А пока – ассортимент. Верхний этаж, первое фото не в фокусе, но уж больно конструкция потешная.

Вот здесь девица, питающая пристрастие к эмалированным кастрюлькам, захохотала в голос и попросила зафиксировать данный антикварный набор. Из-за цены. И порадовать этой картинкой мою лучшую-подругу-Т., которая давно уже и ее подруга и благодаря которой интерес девицы к эмалированным кастрюлькам вполне удовлетворен.

Нижний этаж. Похоже, хозяевам лавки попалось содержимое заброшенного склада. Надо же, в 1970-е годы в Канаде, оказывается, еще вполне выпускали обувь.

Милый сердцу развал всякой всячины.

Телефонный осколки. Витрина номер раз. Хотела было загадку загадать – чья, мол витрина?

Ну да ладно, обойдемся без загадок. Витрина дантиста. Ну, может у дантиста быть хобби в свободное от зубов время?

Витрина бухгалтерской конторы.

Как-то “Назад в будущее” напоминает, не находите?

А вот здесь я начинаю себя чувствовать прямо-таки старожилом. Я помню этот магазин работающим. Справедливости ради, в конце 90-х это уже была экзотика – магазин-мастерская, где чинили и перепродавали цветные телевизоры.

Такое вот место.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *