Городское. Про Северный Голливуд

Затерявшаяся прогулка. В пятницу 8 февраля случился у нас разрыв в погодной цепочке “снегопад-оттепель-гололед-снегопад-оттепель-далее по кругу”. Дел накопилось выше крыши, я их все собрала в кучу и устроила выход в город на несколько часов, раз уж появилась возможность выбраться из дома без риска сломать еще что-нибудь ценное. Один гипс у меня уже на тот момент был, зачем мне еще?

В том числе я собиралась попасть в клинику в районе Yorkville. Выхожу из метро, глядь – а в парке на улице Cumberland вовсю кипит работа. Кинокамеру ледяную собирают и, как чуть позже выяснилось, киношку.

Ага, к фестивалю ледяных скульптур готовятся, догадался Штирлиц. И проходит он как раз на выходных, 9 и 10 февраля. Хорошо, запомнила, спасибо. Отщелкала на скорую руку то, что уже было готово, а завтра погляжу, как карта ляжет.

Ну и?

Городское. Февральские мелочи

Очередной дубль прогулки с проходимцами и непосредственное продолжение прошлой коротенькой записи. Погодка у нас на прошлой неделе была мама-не-горюй. Но по великому и незыблемому Закону подлости мне непременно понадобилось по делам в город, на улицу Queen, это раз. И тема еженедельной прогулки у проходимцев оказалась козырная: “Мелочи жизни”, это два. Вот что люблю снимать, так это мелочи россыпью, осколки всякие, тылы и зады и прочие радости.

Правда, прогулка едва не сорвалась. Вышла я из трамвая, а на улице – вот такое вот:

Дальше?

Городское. Про Розамунду, Жака-звонаря и прочее

Погоды у нас, как справедливо замечал сотрудник НИИЧАВО сэр гражданин Мерлин, стоят предсказанные. Снегопад – оттепель – гололёд – снегопад. И так по кругу. С одной стороны, на улицу выходить страшновато. С другой стороны, вероятность пустить корни в диван приближается к ста процентам. Поэтому любой погодный просвет я использую для вылазки в город по схеме "пробежка по накопившимся делам и небольшой марш-бросок километров на семь-восемь для души".

Вот одна из таких вылазок. Слегка расширенный вариант последней прогулки с проходимцами и сопутствующие городские осколки.

Первый из осколков. Розамунда (Rosamond), скульптор Фрэнсис Гейдж (Frances Gage), 1968 год. Стоит возле большого жилого дома. Я её краем глаза углядела из окна автобуса на улице Принца Артура в районе Аннекс. Улочка из тех, куда специально гулять не пойдешь, нечего там делать. По ней автобус выруливал к конечной остановке. А поскольку я слегка коллекционирую городскую скульптуру, решила вернуться, благо в двух шагах. Заодно почитала про скульптора, биография у Фрэнсис Гейдж оказалась богатая: родилась в 1924 году, в конце Второй Мировой служила в Женской вспомогательной службе канадских ВМС, долго пробивалась в профессию, всю жизнь работала в Онтарио. Умерла в 2017 году.

Про Жака-звонаря и трамвайные осколки

Про дуэльный дуб, непуганую живность и мост над озером

5 января, Новый Орлеан, день четвертый. Самое окончательное окончание.

Всего-ничего осталось. Из скульптурного сада мы вышли прямёхонько к дуэльному дубу.

и никуда не торопиться

Про трамвай-перевертыш, Генри Мура и карму

5 января, Новый Орлеан, день четвертый.

Ладно, не день – всего полдня, самолет наш улетал в пять часов вечера. Хотелось спокойной неторопливой прогулки поблизости от хостела номер два, где мы оставили рюкзаки. Кстати, вот тоже забавное на память: в хостеле номер один с процессом “оставили рюкзаки” все было прилично: квиточек, закуток под замком на первом этаже. А во втором – соответветственно характеру хостела. “Положите там в общих комнатах, где место найдется”. Место нашлось под деревянной лавкой.

Находились мы в районе Mid-City в двух шагах от центральной улицы Canal, на которой имеются аж два трамвайных маршрута. Под конец линия разветвляется, один трамвай едет на кладбища, а второй поворачивает к Городскому парку. Мы, разумеется, выбрали парк, поскольку кладбищенскую тему уже разъяснили два дня назад в Садовом районе.

Кто с нами?

Вот моя деревня, юбилейный выпуск

специально для
OdnovrЕmennO

Отвлекусь от своих путевых заметок ради одновременной прогулки. Я, знаете, никуда на прошлых выходных не собиралась, потому что Дорогое Мироздание (тм) наконец очнулось, вспомнило, что в наших краях всё-таки бывает зима и шарахнуло из всех стволов. Снег-снежок и весьма приличный по нашим меркам мороз. А я по ряду причин сейчас менее мобильна, чем обычно.

Но тут в планы “сидеть тихо, ходить опасно и делать ничего” вмешались обстоятельства. Во-первых, мне понадобилось съездить по делу в район Bloor West Village. А во-вторых, я обнаружила, что имеет место некоторое дежавю. Ровно десять лет назад – ну, чуть больше десяти, в декабре 2008-го – Дорогое Мироздание (тм) выкинуло такую же штуку. Зимы не было-не было-не было, и вдруг шарррах. Я тогда пробежалась по окрестным улицам с камерой и выложила несколько картинок под свежим и оригинальным названием “Вот моя деревня“. В комметариях к той записи добрый друг irbisa поинтересовалась, а не хочу ли я эту запись опубликовать в сообществе одновременных прогулок. Ну, а остальное – история. Сообщество с тех пор переезжало, меняло правила, держится усилиями одного человека, остались там самые упорные, и число им – отнюдь не легион. Но всё-таки оно живо. И хотя Bloor West Village и мою деревню я показывала не раз, не два и не десять, камеру с собой все-таки решила прихватить.

Ну и поехали. Выгляни в окошко… Так, начало хорошее. Такие штуки с окном у меня происходят, когда снаружи ну очень прохладно.

По знакомым местам

Это мы хорошо зашли

4 и 5 января, Новый Орлеан. Про хостел номер два.

Небольшое отступление от путевых заметок. По заявкам читателей одного внимательного читателя отвечаю на резонный вопрос: а зачем это нам после двух ночей в удобном, недавно отремонтированном и очень приятном хостеле номер один понадобилось переезжать на одну ночь в некий хостел номер два?

Вышло так. Когда мы перед поездкой разбирались с жильем и решили, что на этот раз ради разнообразия пусть будут хостелы, я была поставлена перед выбором: мол, матушка, ты что предпочитаешь – удобный, недавно отремонтированный и далее по списку или, как бы так сказать, настоящий новоорлеанский со всеми вытекающими особенностями? Первый был найден в сети с распрекрасными отзывами, второй горячо порекомендовала подруга девицы. Оба находятся примерно на равном расстроянии от главных туристических мест, но в разных районах, которые сами по себе заслуживают прогулки.

Так, сказала я, прослушав вводную. А кто нам, собственно мешает действовать по известному принципу Винни-Пуха “и того, и другого, и можно без хлеба”? На том и порешили.

А дальше – исключительно картинки россыпью. Вот таким мы увидели хостел номер два в первый раз днём (фото спёрто у девицы):

Калейдоскоп

Сегодня он играет джаз…

4 января, Новый Орлеан, день третий, окончание

Продолжим. Трамвай нас привез ровнёхонько туда, где мы в первый день блуждали в тумане, потеряли пароход и не увидели Миссисипи.

Вечернее

Про дом на дереве, ужин у бабушки и рыбный день

4 января, Новый Орлеан, день третий, продолжение.

Опять продолжаем с того же места, где остановились в прошлый раз. Вышли мы на улицу после внезапной и совершенно незапланированной экскурсии в Мир Марди Гра, пораскинули мозгами и решили вернуться к первоначальному плану, где следующим пунктом значилось”всё-таки добраться до музея, в котором мы накануне поцеловали дверь”. Аккуратно обогнули громадный Конференц-центр и бесконечную стройку и выбрались на нормальную улицу.

– Ой, гляди, дерево с домиком, – обрадовалась я, – похоже на то, которое у нас на улице Queen стоит.

Знаете, мне нечасто удается так удачно и точно попасть пальцем в небо и сказать, как в лужу… ну, дальше знаете. Потому что это оказалось более чем невесело и очень доходчиво. Это про Катрину. Scrap House, автор – скульптор Салли Хеллер, установлен 29 августа 2009 года, ровно через четыре года после урагана. И да, он увешан бусами с Марди Гра, которые оставляют здесь прохожие. Он не случайно находится напротив Конференц-центра – там в первые дни после урагана укрывались около двадцати тысяч человек. Без электричества, а поначалу – и без еды и воды, потому что Центр официально не был объявлен убежищем.

Дальше?