Колокольное. Ночной кошмар дизайнера интерьеров

У меня тут в последнее время сплошняком идут записи-постскриптумы к старым историям. А вот это — не постскриптум, это так, текущий колокольный, а заодно и кукольно-домостроительный учет и контроль. Кто уже видел это… гммм… ну, вот это самое в комментариях к прошлому колокольному посту — прошу прощения за повтор.

В прошлый раз я вас в гости приглашала в свою берлогу номер два в сентябре 2014 года, на отметке примерно в 340 колокольчиков.

Под катом — видео. И предупреждение: делалось изначально для себя. Не рекомендуется к просмотру страдающим морской болезнью, а также поклонникам минимализма в интерьерах вообще и уважаемой системы FlyLady в частности и вообще людям впечатлительным.

431 с копейками

Колокольный учет и контроль (публикуется в сокращении)

Сегодня, слегка отвлекшись от парижских каникул, я занялась противным делом: читала с экрана инструкцию к новой камере и по ходу дела нажимала на кнопочки.

В общем, вот так выглядят примерно 340 колокольчиков в интерьере в берлоге. Картинка кликабельна, но там мегабайт с лишним:

Это, между прочим, не все. Скороговоркой: четыре остались у меня за спиной и в кадр не попали, четыре стоят и висят в соседней комнате, один висит у входа в дом и два довольно здоровых живут у дочери.

Вот такие дела.

 

Заходите в гости (публикуется в сокращении)

Эпиграф:
«Квартира была обставлена с тонким вкусом. Должно быть, Купер либо сам знал толк в этом деле, либо имел прекрасных советчиков, а может, и то и другое вместе. Я послушно шел за горничной.
— Это спальня мистера Купера, — сказала она, — здесь, пожалуй, найдется место.
Над широкой кроватью в стиле модерн висела картина в позолоченной раме — лесной пейзаж с трубящим оленем, несколькими косулями и ручьем на переднем плане. Я безмолвно рассматривал эту низкопробную мазню.
— Мистер Купер написал это сам? — поинтересовался я. — Или получил в наследство от родителей?
— Не знаю. Картина у него висит все время, пока я здесь. Чудесно, а? Совсем как в жизни!
— Вот именно. Даже пар перед мордой оленя — и тот не забыли. Что, мистер Купер охотник?
— Не знаю.
Я огляделся и увидел венецианский пейзаж Цима. У меня прямо слезы навернулись на глаза от умиления: я разгадал тайну Купера. Здесь, в собственной спальне, ему незачем было притворяться. Тут было то, что ему действительно нравилось. Все прочее было показухой, бизнесом, возможно, даже увлечением — кто мог это знать, да и кому это было интересно? Но трубящий олень — это уже была страсть, а от сентиментального венецианского пейзажа веяло дешевой романтикой.» (Ремарк)

Собственно, к чему я это?
Не люблю, понимаете ли, притворяться. И жилое пространство вокруг меня никогда не было обставлено «с тонким вкусом» — оно обставлено так, как удобно обитателям. Со стороны, вероятно, довольно забавно.
Есть у нас помещеньице в полуподвальном этаже. Этаж этот в общем и целом нежилой, с низкими потолками. Но кто-то из предыдущих хозяев отгородил там маленькую восьмиметровую комнатку. Это моё место. Логово, оно же — убежище, оно же — берлога, оно же — блиндаж.
Заходите, что ли. Вот так это выглядит от двери (правда, это фотография постарше, там изменилось кое-что по мелочи). Здесь и прописаны мои колокольчики.

Колокольчики в берлоге

Про кицыка, божью коровку на морозе и звонкое дерево

Колокольчиковое. Вот так и сяк примеривалась, как бы про это написать. Так, чтобы уместить:
по пунктам с картинками