Городское. Про Розамунду, Жака-звонаря и прочее

Погоды у нас, как справедливо замечал сотрудник НИИЧАВО сэр гражданин Мерлин, стоят предсказанные. Снегопад – оттепель – гололёд – снегопад. И так по кругу. С одной стороны, на улицу выходить страшновато. С другой стороны, вероятность пустить корни в диван приближается к ста процентам. Поэтому любой погодный просвет я использую для вылазки в город по схеме "пробежка по накопившимся делам и небольшой марш-бросок километров на семь-восемь для души".

Вот одна из таких вылазок. Слегка расширенный вариант последней прогулки с проходимцами и сопутствующие городские осколки.

Первый из осколков. Розамунда (Rosamond), скульптор Фрэнсис Гейдж (Frances Gage), 1968 год. Стоит возле большого жилого дома. Я её краем глаза углядела из окна автобуса на улице Принца Артура в районе Аннекс. Улочка из тех, куда специально гулять не пойдешь, нечего там делать. По ней автобус выруливал к конечной остановке. А поскольку я слегка коллекционирую городскую скульптуру, решила вернуться, благо в двух шагах. Заодно почитала про скульптора, биография у Фрэнсис Гейдж оказалась богатая: родилась в 1924 году, в конце Второй Мировой служила в Женской вспомогательной службе канадских ВМС, долго пробивалась в профессию, всю жизнь работала в Онтарио. Умерла в 2017 году.

Про Жака-звонаря и трамвайные осколки

Это мы хорошо зашли

4 и 5 января, Новый Орлеан. Про хостел номер два.

Небольшое отступление от путевых заметок. По заявкам читателей одного внимательного читателя отвечаю на резонный вопрос: а зачем это нам после двух ночей в удобном, недавно отремонтированном и очень приятном хостеле номер один понадобилось переезжать на одну ночь в некий хостел номер два?

Вышло так. Когда мы перед поездкой разбирались с жильем и решили, что на этот раз ради разнообразия пусть будут хостелы, я была поставлена перед выбором: мол, матушка, ты что предпочитаешь – удобный, недавно отремонтированный и далее по списку или, как бы так сказать, настоящий новоорлеанский со всеми вытекающими особенностями? Первый был найден в сети с распрекрасными отзывами, второй горячо порекомендовала подруга девицы. Оба находятся примерно на равном расстроянии от главных туристических мест, но в разных районах, которые сами по себе заслуживают прогулки.

Так, сказала я, прослушав вводную. А кто нам, собственно мешает действовать по известному принципу Винни-Пуха “и того, и другого, и можно без хлеба”? На том и порешили.

А дальше – исключительно картинки россыпью. Вот таким мы увидели хостел номер два в первый раз днём (фото спёрто у девицы):

Калейдоскоп

Город на бегу-2018. Телефонные фотоосколки

Эта рубрика появляется настолько редко, что каждый раз повторяю скороговоркой, как попугай: телефонные фотохвосты, филиал несуществующей инсты. Узелками мне на память про прошедший год. Накопилось с лета. Итогов года я обычно не подвожу, одно скажу: каким бы он ни был, оказался лучше предыдущего. За что спасибо Дорогому Мирозданию (тм).

Часть 1, лето

Ладно, поехали. Город мой, открыточное. Вид с островов, с причала на Hanlan’s Point, конец августа, по-моему. Про острова я писала, да и открытку эту снимала несколько раз, куда ж без нее. Но не с этой точки, мы туда вообще впервые добрались. Тревожно было в августе, и я сказала – так, плюём на всё, едем на острова и проходим их целиком по-над озером. Это на полдня спокойное такое развлечение. Было хорошо.

+7 коллажей

Отпускное вразнобой. Амстердам-Москва

Разгребаю отпускные осколки и вспоминаю любимый анекдот про машинистку, которая печатает со скоростью 1000 ударов в минуту. Да-да, печатает. Такая ерунда получается…

Ладно, что получилось, то получилось. Набралось осколков на одну городскую запись, одну не очень городскую запись и отдельный рассказ с картинками про город в России, где я раньше не бывала. Ну и еще про Амстердам, день второй, который был показан вне очереди .

Ладно, поехали. Поскольку картинок не так чтобы много, к ним еще прилагается всяческий не имеющий отношения к делу трёп.

Осколок номер раз. Амстердам, день первый, 30 июня

Для затравки хороша была бы фраза “день в Амстердаме начинался так”. Но это будет не совсем правда.

Дальше?

Кенсингтон. Не опять, а снова

Отвлекусь от отпуска. Занесло меня в выходные в любимый мой Кенсингтон, да еще в пешеходное воскресенье. Честно, я камеру собиралась оставить дома, потому что “ну-сколько-можно-в-конце-то-концов”. И тут у проходимцев объявили тему “Летние люди”. А я – в Кенсингтоне. В воскресенье. В пешеходное…

В общем, вот. Расширенная версия, семнадцать картинок.

+17 кенсингтонок

Отпускное. Амстердам, день второй. Городской калейдоскоп

специально для
OdnovrЕmennO

Начинаю разбирать отпускные фотографии с конца – просто потому, что один из последних дней отпуска совпал по числам с “Одновременными прогулками”.

Предисловие скороговоркой. Всё та же сказочка повторяется последние несколько лет: по случаю отсутствия прямого авиарейса из Торонто в Москву мы каждое лето останавливаемся на пару дней на пересадках в одном из европейских городов. День – по дороге туда и день – по дороге обратно. На этот раз вышло повторение пройденного – мы летели, как и в прошлом году, через Амстердам. Он совершенно прекрасен, но в туриста, взирающего на мир через объектив, я год назад достаточно поиграла, так что на этот раз  камеру доставала редко. Результат получился довольно, если выразиться вежливо, эклектический.

Итак. 20 июля, Амстердам, день второй. Просто так себе улица рядом с гостиницей.

Сборная солянка

Banksy и не только. Про маленький гешефт и всякое прочее

специально для
OdnovrЕmennO

Нынешняя прогулка, собственно, не прогулка, а картинки с выставки Бэнкси. И хотя Бэнкси я предпочитаю в естественной среде, на выставку мы с девицей решили всё-таки сходить.

Пойдем?

Город на бегу, с миру по нитке

специально для
OdnovrЕmennO

Совершенно не получается у меня нынче гулять подробно, с чувством, с толком, с расстановкой и с камерой. Поэтому нынешняя прогулка – короткая, бестолковая и большей частью телефонная. Городские осколки.

Осколок первый, культурный слой. Disclaimer: конкретно эту фотографию сделала по моей просьбе девица. Специально сходила, чтобы, значит, с солнышком.

Дальше?

Город на бегу, март россыпью

Городское телефонное, набежало, не оставлять же до лета.

Начнем. Наверху слева – во второй раз в жизни такое вижу, солнечная метель. А я и прочие ошалевшие прохожие стоим ровно на границе между солнцем и метелью на перекрестке Yonge & Bloor, задравши головы. И срабатывает моя странная память: в первый раз была не метель, а отвесный солнечный ливень, мне было лет шестнадцать, я сидела в мамином белом шелковом платье на горячих сухих качелях в старом московском дворе, в глаза било солнце, а в двух шагах шумел дождь. Ждала одного известного фотографа, у которого собиралась купить несколько фотографий Высоцкого. Он опаздывал, а когда наконец появился, вместе с ним появился Зиновий Ефимович Гердт, и я сразу разучилась разговаривать. И потом увидела на обложке киножурнала фотографию, сделанную явно в тот день в той квартире-студии.

Наверху справа. One King Street West. Между прочим, оба здания – небоскребы. Только из разных столетий.

Внизу – головной магазин Компании Гудзонова залива. И вечер, и мой любимый свет.

+3 коллажа

Городское. Лица

Дублирую к себе свой пост в проходимцах. Те из моих френдов, кто там бывает, дальше могут не ходить – картинки те же, текста слов чуть больше.

Тема была “Лица”. Тот случай, когда я в очередной раз собралась пропустить тему, а тема пришла ко мне.  Перекресток двух магистральных улиц рядом с моей работой и прилегающие к нему кварталы примерно в 60-х и 70-х годах прошлого века были застроены скучными утилитарными офисными зданиями. Ну, знаете, такими, из серии “смерть архитектуре”.  Недавно все четыре здания по углам перекрестка скупила одна и та же компания и теперь пытается их облагородить. А пока очередное здание обнесено черной строительной коробкой, его владельцы решили несколько разукрасить окружающую действительность. Вот таким образом:

Дальше?