Большая июньская прогулка, окончание

Окончание давешней прогулки.

Часть 4, улица College и Кенсингтонские мелочи. Прошлая запись оборвалась по дороге из Маленькой Италии по улице College в сторону Кенсингтонского рынка. Вот идём, собственно. «Мам, гляди, какая машинка» — щелк. И столб. И все еще утро, вокруг не то чтобы особенно людно.

Дальше?

Большая июньская прогулка, начало

Внеочередная прогулка 9 июня в шести частях с эпилогом.

В не слишком стародавние времена, когда девица уже от нас переехала, но еще не учительствовала, образовалась у нас с ней традиция: в ее день рождения в феврале и в мой день рождения в июне мы с ней брали по отгулу и устраивали день для девочек. Это чтобы, значит, никуда не торопиться, делать ничего, а если погода позволяет — гулять. Традиция эта в последние пару лет практически сошла на нет — работа такая работа, не лает, не кусает, гулять не пускает. К тому же в этом году мой день рождения вообще пришелся на выходной. И настроение не праздничное, потому что дорогое Мироздание (тм) аж с января бомбит довольно густо, только успевай — или не успевай — окапываться. И тут девица, добрая душа, посмотрела на всё это безобразие и высказалась в смысле — мол, матушка, да гори оно всё огнём, берем отгулы на пятницу, благо они, те отгулы, имеются, и пошли прямо вот на весь день гулять.

И мы пошли. А поскольку в сообществе проходимцев случилась благодатная тема про городское озеление, я еще и камеру прихватила. И вышел у нас совершенно прекрасный день.

Часть 1, для затравки. Палисадник с маками на утренней улице Manning, которая в последнее время часто работает у меня отправным пунктом для городских прогулок.

Кто с нами?

Еще один весенний сад, семь картинок

Прошедшие выходные. Сады James Gardens, находятся примерно в получасе неторопливой ходьбы от нашей избушки. Я вам как-то эти места показывала на излёте осени. И тогда же твердо вознамерилась добраться сюда с камерой весной или летом.

Ну вот, и трех лет не прошло. Весенняя версия. Или уже летняя? Очень там сейчас славно.

+6

Кенсингтон пешеходный

Ну да, опять и снова, как и было обещано в прошлой записи. Кенсингтонский рынок, на этот раз 28 мая, первое пешеходное воскресенье в нынешнем году. Пешеходные воскресенья там устраивают давно, поначалу — раз-два в год, а с 2010 года — каждое третье воскресенье месяца с мая по октябрь. Кстати, в том самом 2010 году я впервые там оказалась в нужный день, причем совершенно случайно. Ну а поскольку сам Кенсингтон я сто раз снимала, на этот раз сосредоточилась в основном на народе поющем и гуляющем.

Пешеходный Кенсингтон встретил нас вот так:

Гуляем?

Про весенний Кенсингтон, старый дом и другие сакуры

специально для
OdnovrЕmennO

Прогулка вышла разномастная — куда ноги несли, там и снимала. А несли ноги в совершенно разные места.

Часть 1. Весенний Кенсингтон, осколки. Кенсингтонский рынок в Торонто я снимаю давно, много, часто и подробно. В конце концов мне надоело по этому поводу рефлексировать, просто принимаю как факт: Кенсингтон — тема бесконечная, место любимое, там всегда найдутся мелкие хулиганства, любезные сердцу. Так что теперь для него есть в журнале специальная метка, в загашнике у меня лежит фотопост, снятый уже после одновременных прогулок, а в указанные дни я так — пробежалась быстренько, благо было по дороге.

всякое-разное

Майские фотохроники

Не попавшее во всяческие организованные прогулки, но попавшее в кадр. Про мой садик, который для разнообразия свеж и зелен, не состоявшиеся висячие сады Семирамиды, срубленное дерево и распрекрасный май. И да, я из года в год повторяюсь.

Собственно, продолжу ровно с того места, где остановилась в прошлый раз. Наша черешня, несколько ошалевшая от внезапных холодов и ливней, с перепугу простояла цветущей недели две, до самой середины мая.

Весна и не только

С Днём Победы

Да, мне надо.

Голопёров Алексей Степанович, 1919-1942, младший брат бабушки, пропал без вести под Ленинградом, не был женат, не оставил потомства.

Дузькрятченко Илья Константинович
, 1914-1945, младший брат дедушки, погиб в Польше, лежит безымянным в одной из братских могил огромного польского кладбища, не был женат, не оставил потомства.


Дуз-Крятченко Тимофей Константинович
, 1916-1943, младший брат дедушки, пропал без вести, не был женат, не оставил потомства


Дузкрятченко Кирилл Константинович
, 1920-1944, младший брат дедушки, пропал без вести, был женат, оставил сына

Дузь-Крятченко Григорий Константинович, самый младший брат дедушки, выжил, был ранен, потерял глаз. Прожил долгую жизнь, вырастил детей, умер в 2011 году.

Вот так

Про старый мост и сантехнический палисадник

специально для
OdnovrЕmennO

В наших краях, как известно, никаких специальных первомайских праздников не существует. Так что на прогулку у меня было ровно минут сорок свободных по дороге с работы. Как раз достаточно, чтобы быстренько прогуляться под мостом.

Пояснение. В городе у нас, разумеется, есть большой международный аэропорт. Вернее, не совсем «в городе у нас» — в пригороде. То бишь на отшибе. Так что ежели кому надо добраться до туристических мест или по делу прилетел человек в даунтаун — пожалуйте в такси. Или в лимузин. Любители острых ощущений могут, конечно, попробовать связку «автобус-метро» — очень бодрит, особенно после трансатлинтического перелета. И вот после долгих дебатов, возражений общественности и многолетней стройки несколько лет назад наконец появился поезд. Быстро-красиво-хорошо, из аэропорта — прямехонько в даунтаун, с двумя остановками по дороге.

Вот об одной из этих промежуточных остановок речь и пойдет. Находится она на перекрестке Bloor и Dundas. Железная дорога там давным-давно имелась, и мост имелся над улицей Bloor. Обычный железнодорожный мост 1925 года постройки, крепкий и надежный, весь в очаровательных заклепках и мрачный до невозможности. И как раз под этим мостом устроили выход с новой остановки аэроэкспресса. Красота, ага. Возникшую эстетическую проблему наши городские власти, в последние годы весьма полюбившие разрешенный стрит-арт,  решили недорого и сердито — пригласили уличных художников, и те от души расписали стены под мостом.

Вот тут мы сегодня и прогуляемся.

Пошли?

Затерянный мир и весеннее дежавю

специально для
OdnovrЕmennO

Еще одна прогулка, случайная. Район Yonge & Bloor к северу от Bloor. Тут сразу — некоторое пояснение: место это центральное, один из главных перекрёстков. Старой жилой застройки там почти не осталось. В оставшихся старых домах, как правило, магазинчики-конторы-офисы, и тянутся к этим домам загребущие ручки застройщиков. Ну, ясное дело — место золотое, земля бриллиантовая, вместо парочки двухэтажных домов очередной жилой небоскреб — и вот вам счастье и богачество. Разве что фасады на центральной улице иногда оставляют для красоты — и то хлеб. В общем, куда ни плюнь — попадешь либо в стройку, либо в очередную стеклянную башню о пятидесяти с лишним этажах. И конца строительному буму не видно.

А чуть-чуть в глубине — затерянный мир. Нет, на первой картинке еще не он, это на подходе — маленький уютный сквер с железными волчишками и оленями, по местному обыкновению гордо именуемый парком, и старый отдельно стоящий дом, осколок былого Торонто. Вид в профиль у дома со стороны сквера довольно невнятный.

Дальше?

Вишневенький садок, выпуск второй в двух сериях

специально для
OdnovrЕmennO

Мда, давно здесь сидим, как говорится. Цветение сакур в High Park я когда-то уже показывала. Да и сам High Park, один из самых больших парков в Торонто, показывала множество раз в самых разных вариантах. Нахожу себе оправдание: со времен первого выпуска «вишневенького садка» прошло восемь лет, кто его помнит-то?

Сакуры у нас, по меркам, скажем, Нью-Йорка весьма скромные. Первая и главная аллея появилась в 1959 году стараниями японского посла, деревья добавляли в 1984, 2001 и 2006 годах. А в прошлом году у нас была очень странная весна — считайте, что никакой не было — и сакуры объявили забаcтовку. Они просто взяли и не зацвели. Так что в нынешнем году деревья отдуваются за два сезона, и по вечерам и по выходным народу там, пожалуй, больше, чем цветов на деревьях.

Учитывая это обстоятельство, я в нынешнем году решила, что я шибко умная, и отправилась в парк перед работой, примерно в половину восьмого утра.

Дорога к аллее сакур. Утренний Гренадерский пруд был тих и немноголюден, моё приятное одиночество нарушали только и исключительно любители утренних пробежек.

Вишневенький садок